Атака Запашного на Цирк дю Солей заставила вспомнить афоризм Пелевина

Довольно долго ходила байка, что фраза Ленина о важнейшем из искусств (кино) — неполная. Мол, там было еще «и цирк» (на самом деле нет). И тем не менее советский, а потом и российский цирк был одной из «фишек» нашей страны. И с Эдгардом Запашным, гендиректором Большого Московского государственного цирка, нельзя не согласиться: это часть нашей культуры.

Запашный пожаловался Путину на то, что наш бизнес якобы вкладывается в канадский «Цирк дю Солей» и даже постоянную базу для него в самом известном инновационном парке России строит. А в наш цирк не вкладывается, и при таких раскладах ему кирдык. Президент сказал, что «поразбираемся», бизнес сказал, что у Запашного галлюцинации, Запашный сказал: врете.

Смеяться можно было начинать уже на моменте «цирк в инновационном технопарке»: приезжают бизнесмены на прорывные российские технологии посмотреть (ядерные звездолеты, генная инженерия, суперкомпьютеры и прочая фантастика), а им — «ой, Вань, гляди-ка, акробатики».

Только что-то не смешно совсем.

Запашный говорит, что «Цирк дю Солей» — коммерсанты, миллиардеры, которые на постоянной основе ищут новую форму заработка. Когда люди говорят, что это искусство, у меня возникает ряд вопросов. Если это искусство, то почему у них нет звезд?»

А у нас, значит, цирк — высокое искусство? Государство его должно поддерживать? В чем-то — безусловно.

Но что мешает нашим цирковым менеджерам быть коммерсантами, искать новую форму заработка? Устраивать такие представления, чтобы они были конкурентоспособны? Удивите меня сильнее канадцев — и я к вам приду. У вас билет куплю. Наш бизнес в вас не вкладывается? Так это бизнес — ничего личного. Российские киношники сумели показать, что могут кассовые вещи делать, способные прибыль приносить, — в них вкладывают. В кино тоже не все гладко, но они хоть борются, и результат виден.

Агенты «Цирка дю Солей» на постоянной основе, как утверждает Запашный, «дежурят в воронежской школе батута, в волгоградской школе акробатики, в ленинградской школе». И талантливую молодежь скупают — предлагают контракты. «Я считаю это некорректным поведением. Мы воспитываем ребят, вкладываем в них государственные средства, а им плевать на нас хотелось», — говорит Запашный.

Ну а что не так? Молодые талантливые ребята поставлены перед выбором: хорошая карьера и деньги, но без имени, или замшелое шапито, зато «династия» на афише. Но, конечно, проще нажаловаться и чужих «агентов» выгнать, чем самим с молодежью работать начать.

Запашный приводит еще один интересный пример — с ресторанами фастфуда. Мол, была наша сеть, а потом пришла западная и поглотила нашу, потому что конкуренция. Вот, мол, и «Дю Солей» — это фастфуд, а у нас — искусство. Но тогда чего бояться? Рестораны высокой кухни с появлением фастфуда не закрылись. Или не такая уж «высокая кухня» в нашем цирке?..

Но вся эта пикировка, возникшая после обращения Запашного к Путину, как-то не очень помогает ответить на серьезнейший вопрос: где государство должно помочь искусству, а где лучше бы в покое оставило? И выглядит пока что клоунадой.

Источник

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели