Вытолкнутая из жизни: почему не раскрыта тайна гибели студентки МГИМО

Об этой громкой истории СМИ много писали весной прошлого года. Во время перемены казахстанскую студентку, 21-летнюю Томирис Байсафа, нашли под окнами МГИМО, а до этого в аудитории на 4-м этаже она выясняла отношения с бойфрендом — сыном влиятельного бизнесмена из Дагестана.

Следователи так и не успели опросить девушку. Томирис впала в кому и спустя три недели умерла в НИИ Склифосовского.

Было возбуждено уголовное дело по статье «Доведение до самоубийства» — ведь знакомые студентки заявили полицейским, что к падению девушки может быть причастен горячий кавалер. И следователи первоначально рассматривали эту версию в качестве основной. Однако доказательств было недостаточно, да и эксперты не дали однозначного ответа.

Мы попытались понять, что же произошло в тот роковой день в кузнице дипломатических кадров. Пролить свет на некоторые вещи могла бы переписка студентов, которая оказалась в распоряжении «МК». Эти сообщения будут анализировать эксперты и, вероятно, помогут следствию наконец поставить точку в этом спорном уголовном деле.

Дочь стилиста и сын политика

В 2018 году Томирис училась на последнем курсе МГИМО. Как раз в те апрельские дни выбирала платье на выпускной вечер и искала визажиста. Родители девушки — известные в Астане люди: стилист Жанна Ахметова и бизнесмен Дархан Кожабергенов (мужчина в свое время работал на госслужбе — в минфине и минсельхозе). Они в страшном сне не могли представить печального, трагического сценария.

Томпи (так ласково ее звали родня и друзья), была старшей из двух любимых дочерей, с детства ей ни в чем не отказывали и вуз выбрали один из самых лучших в России. Девушка поступила на кафедру международных экономических отношений, и в зачетке были одни «пятерки». Большую часть времени она уделяла учебе, старательно штудируя труды корифеев международных дел в комнате общежития. После выпуска Томпи хотела пойти в магистратуру и работать одновременно.

На втором курсе к Томпи пришла любовь в лице 22-летнего Муртазали Меджидова. Парень — сын Мухтара Муртузалиевича Меджидова, российского государственного деятеля и бизнесмена, бывшего председателя правительства Дагестана. В 2016 году Меджидов-старший возглавил совет директоров московского оборонного предприятия ОАО «Дукс» — основного российского производителя ракет малой дальности P-73. Он заслуженный работник промышленности Республики Дагестан, отличник Пограничных войск КГБ СССР I и II степеней.

Сын Муртазали был любимчиком отца, на него возлагались особые надежды. Парень жил в квартире в центре Москвы с братьями, сестрами и Меджидовым-старшим. Ежемесячно на руки Муртазали выдавалось на личные расходы 100 тыс. рублей, отец справил надежный джип.

У следствия есть переписка Муртазали и его матери, где парень иногда просил дополнительные деньги, так как выходил за пределы бюджета, выделяемого отцом. Сердобольная женщина под предлогом своих нужд брала деньги у главы семейства и отдавала сыну.

Меджидов-старший тем не менее строго контролировал шестерых детей (двух дочерей от первого брака и троих сыновей и дочь — от второго). Если, к примеру, Муртазали не было дома в 22.00, родитель начинал «розыскные» мероприятия.

Мужчина старался дать всем детям качественное образование. Но Муртазали по каким-то причинам не смог продолжать учебу со своими ровесниками, с которыми поступал в университет. Спустя год он восстановился — на курс, где училась Томпи.

Бесплодные усилия любви

Для девушки встреча с Меджидовым не была любовью с первого взгляда, юноша покорил сердце красавицы длительным ухаживанием.

— Дарил большие букеты, кому из девушек это не по душе? — вспоминает отец девушки Дахан. — Хотя мы были против этой связи. Дагестанцы обычно женятся на представительницах своей нации. Дочь переубеждала: мол, они современные люди, на традиции не обращают внимания. Томпи, хоть карьера для нее была на первом месте, все же думала о создании семьи.

Родителей девушки беспокоил и образ жизни Меджидова. Если судить по переписке, студент иногда пропускал занятия.

Ровно год отношения были замечательными, на втором году знакомства, как свидетельствуют друзья и родные, начались ссоры по пустякам. Были моменты, когда Меджидов ревновал к «лайкам» молодых людей в соцсети Томпи.

Отношения раскачивались как лодка — пара то сходилась, то расходилась. Девушка делилась переживаниями с мамой и частенько плакала из-за Муртазали, а та удивлялась: «Зачем тебе этот парень, раз столько негативных эмоций?»

А тот будто бы играл на чувствах Томпи, ведь влюбленная девушка очень помогала в учебе — буквально за уши тащила на лекции, готовила курсовые работы, выполняла переводы и всячески заботилась. Это все можно увидеть в переписке.

— Муртузик, пора на английский ходить и на другие предметы, — порой тревожилась она, стимулируя его к учебе.

Со скрипом из года в год Меджидов закрывал сессии. В МГИМО висел список студентов, не допущенных к защите дипломной работы, — Меджидов был в их числе, а в качестве формулировки указано «плагиат». Диплом парень, слава богу, защитил, но в магистратуре университета его особенно не ждали. К слову, у родных погибшей есть вопросы к организации безопасности пребывания студентов в МГИМО — чтобы исключить подобные случаи в будущем, в аудиториях и коридорах нужны, по их мнению, видеокамеры.

Девушка не единожды хотела прекратить связь с Муртазали. Об этом говорит ее лучшая подруга Салтанат.

— Томпи была на родине на зимних каникулах в 2018 году и тогда всем сказала, что поставила точку, так как почувствовала, что не ее человек. Рассталась на дружеской ноте. Не было такого, чтобы она грустила. Депрессия — это не про нее!

Вернувшись в Москву, Томпи вновь начала мило общаться с парнем. Переписка в Вотсапе была очень активной — следователи изъяли 1 терабайт сообщений.

12 марта, за месяц до трагедии, девушка писала в Вотсапе: «Между нами пропасть… будет ли она больше или меньше — зависит от тебя… переживем ли мы наше будущее вместе или нет — я этого не знаю, как и ты».

— Парень морочил дочери голову, она хотела конкретики, а он парил мозги. Вроде он с ней и не с ней, — считает Дархан.

12 апреля была годовщина знакомства студентов. Томпи очень хотела провести время с Меджидовым. Она поинтересовалась, есть ли у того планы на вечер. Меджидов четко не ответил, поэтому девушка восприняла этот ответ как скорее да, чем нет. Она разочаровалась, когда кавалер в самый последний момент заявил, что праздник не состоится — мол, у него гостит брат, который приезжает редко.

Девушка отреагировала эмоционально. Меджидов отвечал нервно (орфография и пунктуация автора везде сохранены):

«Ты говоришь, что я должен за день предупреждать о своих планах, я не собираюсь это делать, я не собираюсь отчитываться, я не отчитываюсь ни перед мамой, ни перед папой и тем более, перед тобой не буду. Ты знаешь, что у меня дома брат, и ты вместо того, чтобы понять, ты (нецензурное слово) мне мозг. Я знаю, что сегодня за день, ну не получится у меня приехать и чего теперь, трагедия? Я что, должен возле тебя кружиться весь день? Вот знай — я не буду кружиться возле тебя. У меня помимо тебя, братья, семья и друзья. Которых я вижу в 3 раза меньше, чем тебя. А если тебе не нравится, как я веду себя, или ты вот такого мнения обо мне гнилого, просто не общайся со мной и веди себя достойно, научись понимать мужчину, а не истерить».

Томпи оправдывалась как могла:

«Это наш праздник, и я могла претендовать на что-то в этот день. Я не прошу у тебя нереального и 24/7 твоего присутствия. Знаешь, Муртуз, если бы ты был мне соседом, я бы от тебя ничего не хотела, но ты мой парень, с которым я 2 года. Я буду хотеть многого всегда. Я не считаю нормальным встречи раз в неделю или состояние наших переписок большей частью по поводу уроков, например».

Понятное дело, в тот день она была крайне обижена. Кстати, позже выяснилось, что студент слукавил — брат у него гостил давно.

На следующий день, 13 апреля, девушка наметила важный разговор.

Тишина за запертой дверью

Эта беседа, ставшая последней, состоялась на большой перемене в аудитории на четвертом этаже. Меджидов зачем-то подпер дверь стулом.

Прямых свидетелей разговора, к сожалению, нет, как и камер в аудитории. Иначе в этом деле не было бы столько тайн.

Одна студентка из коридора слышала обрывочные фразы на повышенных тонах. «Зачем ты так со мной? Не трогай меня!» — говорила Томпи. Она не плакала, но голос был взволнованным. Меджидова слышно не было.

Через какое-то время раздался громкий женский плач. А спустя 10 минут Томпи стала истерично кричать: «Не бей меня!» Следом грохот, похожий на то, как кидают стулья. «Ну полюбила я тебя, что я могу сделать?»

И тишина.

Эксперты установили: падение длилось ровно секунду. Томпи упала на газон, она была в сознании и лишь шептала: «Больно, больно…» Никому в голову не пришло в тот момент, что произошло, — она сама упала или… (поведения Меджидова сразу после беды коснемся чуть позже).

В НИИ Склифосовского уточнили травмы — закрытая травма грудной клетки, множественные повреждения ребер с повреждением легких, перелом лучевой кости, поместили в реанимацию.

Вспоминает Дархан:

— Ближайшим рейсом вылетели с супругой из Казахстана, ночью были в больнице. Нас встретил Муслим, брат Муртазали. Попросили ответить честно, как все произошло. Муслим озвучил версию, которой их семья придерживалась впоследствии, — мол, они сидели за партой и спорили, затем она встала и стремительно подбежала к окну, а парень не успел догнать.

Расставить все точки над «i» могла одна лишь Томпи. Однако к утру девушку по показаниям медиков ввели в состояние медикаментозной комы. Хотя состояние реально было тяжелым, вроде бы она шла на поправку, поэтому расспросами ее не тревожили. Родные не ожидали смертельного исхода. Но 3 мая она умерла.

— Очень рассчитывали, что врачи поднимут дочку на ноги. Лекарства и все остальное мы подвозили в больницу.

Тайна свободного падения

Расследованием занялся Никулинский межрайонный следственный отдел СК.

По мнению отца погибшей, первоначально следствие шло ни шатко, ни валко.

Чтобы добиться правды, родственники подняли все связи, обращались в том числе в Генеральную прокуратуру Казахстана. Ситуация изменилась, когда дело передали в ГСУ СК по Москве.

Меджидов настаивал на своей версии — мол, девушка побежала к окну, хотела наступить на подоконник, но оступилась и выпала в открытое окно (судя по словам парня, вперед лицом). Он пытался ее остановить, но не успел.

Показания сомнительны, ведь экспертиза установила, что Томпи падала спиной, как бы в полуприседании. Если бы падение шло по сценарию, рассказанному Меджидовым, то с большой долей вероятности она бы выжила, хотя переломала бы ноги. А получилось, что длившийся всего 1 секунду полет лишь немного смягчил газон. Девушка приземлилась на спину, поэтому получила очень тяжелые травмы.

В показаниях главного свидетеля возникли противоречия. Он говорил, что никогда не забудет, как она летела и смотрела на него. То есть Меджидов сам подтвердил, что она выпала спиной, хотя до этого говорил другое.

По делу назначили дополнительные экспертизы, чтобы точно понять обстоятельства падения.

— Был следственный эксперимент. Изготовили манекен высотой и массой как Томпи. И кидали его с 4-го этажа, как описывал Меджидов. Так вот, манекен падал либо на ноги, либо на лицо, но передом! — подчеркивает Дархан. — А мою дочь сразу после падения нашли лежащей на спине, что при падении вперед лицом невозможно.

Как считают эксперты, девушка, очевидно, боролась за жизнь. На стекле нашли царапины от ногтей, то есть она пыталась зацепиться. У нее еще было сломано предплечье — эта травма, по свидетельству медиков, была получена до падения. Девушка-свидетельница слышала глухой звук удара, после которого Томпи выпала, — похожий на удар, например, стулом.

Эксперты проанализировали материалы и сделали свой вывод — последний разговор в жизни Томпи был отнюдь не миролюбивым. Девушка либо отталкивалась, отбивалась, не удержалась и выпала, либо ее толкнули — всего два варианта.

На какую сторону склонится следствие? От этого зависит судьба Меджидова. После получения диплома парень отправился служить в воинскую часть ГРУ.

— Мама Меджидова объясняет, что сын расстроен, психика испорчена. А каково нам, потерявшим дочь? Он, кстати, с мамой был очень близок и первый звонок в роковой день сделал именно маме. Они после случившегося даже соболезнования не принесли, якобы обиделись.

По камерам досконально установили, как вел себя студент в тот роковой день. Сразу после падения он зачем-то направился к парковке, но потом вдруг изменил маршрут и пошел к Томпи. Волосы на себе не рвал, вел себя нервозно — ходил туда-сюда и давал объяснения администрации МГИМО. В больницу Томпи поехала в сопровождении куратора курса.

На допросах Меджидов заявил, что Томирис была вспыльчива и даже могла поднять на парня руку:

— В период наших отношений возникали ссоры, в основном на бытовой почве. В эти моменты Томирис часто высказывала грустные мысли, а когда мы ездили на машине, пыталась выпрыгнуть на полном ходу. Она была эмоциональна, могла обидеться из-за любой мелочи. В ходе конфликта могла вне зависимости от наличия посторонних начать кричать, материть, бить и бросаться предметами. Приходилось повышать голос, но только тогда, когда успокоить не получалось.

Два закадычных друга Омар и Сергей полностью подтвердили эти слова. А вот знакомые и преподаватели МГИМО иного мнения: воспитанница была застенчива, старалась не привлекать к себе внимания, резких перепадов в настроении не замечали. Зарекомендовала себя трудолюбивой и усердной студенткой, была застенчива.

— Проблемы в отношениях стали возникать потому, что Меджидов стал меньше уделять времени, Томпи волновалась за совместное будущее. Она была ранима, частой реакцией на обиду были слезы. Я ей советовала расстаться с ним и выйти замуж за казаха. В последние месяцы Меджидов относился к ней неуважительно, девушка была крайне несчастна, — говорит одна из подруг.

Не так давно Меджидова привозили из армии на полиграф, хоть он не является доказательством. Исследование не дало однозначного ответа — соотношение правды 50 на 50.

***

— Моя дочь не дура и не могла сама пойти и спрыгнуть. Это видно из переписки. К ее смерти, возможно, и причастен Меджидов. Но сам вид этого преступления труднодоказуем, а неопровержимых, прямых доказательств нет, — считает Дархан.

Он не собирается сдаваться, намерен ходатайствовать о дополнительных экспертизах переписки студентов и назначении комплексного судебно-криминалистического исследования — так, по снятому ранее видео с допросов специалисты будут изучать реакцию на вопросы, чтобы понять, лукавит парень или говорит правду. К слову, есть вопросы к организации безопасности пребывания студентов в МГИМО — чтобы исключить подобные случаи в будущем, в аудиториях и коридорах нужны, по их мнению, видеокамеры.

А убитая горем мать Томпи чуть ли не ежедневно оставляет посты о дочери в своем Инстаграме: «Умом я понимаю — надо смириться с утратой… Понять случившееся. Принять действительность. Но так невыносимо больно внутри — одна сплошная огромная боль…»

Родные Меджидова от комментариев отказались.

Источник

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели