«Москву я не интересовал»: умер легендарный «черный майор» Керимбаев

Всего несколько дней не дожил до 30-летия со дня вывода советских войск из Афганистана «легенда Афгана», «Черный майор» Борис Керимбаев. Утром 12 февраля он скончался в Казахстане после продолжительной болезни. Керимбаев прославился после того, как в 1982 году вошел в Панджшерское ущелье, где хозяйничал на тот момент известный полевой командир Ахмад Шах Масуд. Силы боевиков и отряда Керимбаева оказались неравными, командование просило наших бойцов продержаться в ущелье хотя бы месяц. Керимбаев сделал невозможное.

Немного истории. 1978 год. Панджерское ущелье, расположенное меньше, чем в 100 километрах северо-восточнее Кабула, фактически стало государством в государстве. А все потому, что сюда сумел пробраться 25-летний член Исламского общества Афганистана Ахмад Шах с небольшим отрядом, состоявшим всего из 20 повстанцев. Каким то чудом отряду удалось перебить всех своих соперников, за что Ахмад Шах получил прозвище Масуд (Счастливчик). Уже через год вокруг Масуда сплотились все местные моджахеды, а потом и партийные функционеры Народной демократической партии Афганистана (НДПА). К 1981 году полевой командир располагал более, чем двумя тысячами солдат, создал собственные органы власти.

«Государство» Масуда создавало много проблем властям Афганистана — его солдаты контролировали южную часть перевала Саланг, это позволяло в любой момент перекрыть шоссе Кабул-Душанбе. Советские войска несколько раз пытались отбить Панджерское ущелье. Все эти попытки закончились огромными потерями личного состава. Привычные методы ведения боевых действий в горах оказались не эффективными. А после того, как на освобожденную от боевиков территорию вводились афганские войска, им удавалось продержаться лишь несколько дней, после чего моджахеды вновь занимали утерянные позиции.

Ночью 25 апреля 1982 года боевики Ахмад Шаха устроили налет на авиабазу в Баграме. Они уничтожили 23 вертолета и самолета, убили несколько десятков солдат и офицеров. В середине мая советские и афганские войска, общей численностью 12 тысяч военнослужащих, предприняли новое наступление на Панджерское ущелье. Моджахедов удалось зажать в клещи. Ахмад Шах отошел в горы. И тут же усилил атаки. На советских солдат то и дело совершаются нападения, их подрывают на минах-ловушках.

Тем не менее, генсек ЦК НДПА Бабрак Кармаль делает громкое заявление об уничтожении в ущелье «очага бандитизма и контрреволюции». И направляет в Панджшер тысячу молодых коммунистов, чтобы установили там новую власть. На подходе к ущелью моджахеды устраивают засаду и уничтожают всех коммуничтов. После этого к Масуду начинают присоединяться еще и военнослужащие из афганских частей — уходят к моджахедам целыми экипажами вместе с танками.

Из Панджерского ущелья выводят все афганские войска, моральный дух советских военнослужащих сильно подорван. Чтобы удерживать ущелье, необходимо увеличивать контингент советских войск. Или попытаться договориться с Масудом…

Вот в таких условиях оказался в Панджерском ущелье 177 отдельный отряд спецназначения Главного Управления Генштаба Минобороны СССР, возглавляемый в 1980-1983 годы Борисом Керимбаевым.

Как рассказали сослуживцы Керимбаева, он родился 12 января 1948 года в селе Прудки Алмаатинской области. Родители — Мария Ивановна и Тукен Керимбаевич были простыми школьными учителями. А Борис, получив аттестат зрелости, решил пойти учиться в Ташкентское высшее командное училище имени В.И Ленина. Ленина.

В 1970 году он был направлен на службу в группу советских войск в Германию в город Потсдам. Начинал с должности командира мотострелкового взвода. Был командиром разведроты, замначальника штаба, командиром батальона… А в 1972 году его вызвали в Москву, как он думал, для командировки в Эфиопию в должности советника командира пехотной бригады.

Но судьба ему приготовила совсем другую карьеру.

Весна 1982 года. Советские войска в очередной раз выбивают мятежников во главе с Масудом из Панджерского ущелья. На смену афганской группировке в ущелье прибывает советская, численностью 600 человек. Ахмад Шах уверен что с легкостью одержит победу и сдержит свое обещание, данное им на Коране — освободить ущелье от советских солдат за месяц.

Но советские солдаты умудрились сразу занять стратегические высоты. Они успешно громили караваны с оружием, устраивали засады на боевиков. Ахмад Шах понял, что ему противостоит какое-то, видимо, необычное советское подразделение.

177 отряд численностью около 600 военнослужащих воевал против группировки Масуда численностью в несколько тысяч боевиков. Командование просило Керимбаева продержаться хотя бы месяц. Отряд удерживал свои позиции 8 месяцев. После чего Масуд все-таки согласился на договор о перемирии.

Москва пошла на прямые переговоры с Масудом, и в начале января 1983 года полевой командир встретился с высокопоставленным советским чиновником. Было подписано соглашение о прекращении огня сроком на год. СССР обязался вывести из ущелья все войска и технику, а моджахеды — не нападать на советских солдат. Масуд выполнил обещанное — дорога на Кабул была открыта.

Как рассказывают сослуживцы Бориса Керимбаева, «душманы его звали Кара-майор, или Черный майор».

Вот как вспоминал сам Борис Керимбаев, в каких условиях ему пришлось создавать свой непобедимый отряд:

— Приехали — никаких условий, была реальная полевая жизнь. Москва не смотрела быт, как я живу. Мерзну — не мерзну, доедаю — недоедаю. Это их не интересовало. А интересовал вопрос организации быстрого сколачивания отряда.

Боевое слаживание своих спецназовцев Керимбаеву удалось осуществить очень быстро, несмотря на то, что их было 600 и все они были из разных мест, с разным менталитетом. Помогло то, что весь офицерский костяк оказался из выпускников одного и того же училища, что и позволило быстро сформировать определенный боевой дух в отряде.

Через три дня отряд был на месте, в одной из провинций, расположенной в 200 километрах от границ Советского Союза. Из Генштаба в отряд было направлено два пакета — один о месте дислокации, это распоряжение уже было исполнено. По прибытии на место, в 10 часов утра предстояло открыть второй пакет.

— Я думал, мне подполковника присвоили, — признавался, вспоминая о тех событиях сам Керимбаев. — А там оказалось написано: «С этой минуты начальник гарнизона Майор Керимбаев» и просьба — партийным советникам подчиняться и находить общий язык. Подпись — Маршал Ахромеев.

Общий язык Керимбаев сумел найти не только с советниками. Его голос знал каждый солдат.

— Когда был какой-то тяжелый бой, он выходил в эфир: «Я — 830-й», — рассказывает один из его бойцов. — Такой грубый голос, все его узнавали, и это действительно было что-то. Чувствуешь, что про нас не забыли. Раз командир на связи, значит будет и поддержка, и огневая поддержка, точно не пропадем.

Самым тяжелым был, как вспоминают боевые товарищи Керимбаева, был первый бой. И командир прилетел на поле боя вертолетом, чтобы поддержать своих бойцов и забрать раненых.

— Начиная с этого боя и до нашего выхода из ущелья, если была какая то заминка, Керимбаев всегда к нам прорывался, — рассказывает его бывший боец. — Если мог — вертолетом прилетал. Нет — с бронегруппой, с полуротой шел и вытаскивал тех, кто попадал в окружение, кому было тяжело…

— Задача, которую поставили на этот раз, была нереальной. Но не для 177 отдельного, — вспоминал Борис Керимбаев. — Отряд был на большом доверии, и нам поручали самые сложные участки. Что такое Пандшер, кто воевал, тот знает. А мы всегда находились на передовой позиции, за нами — десантники. Основная тяжесть приходилась на наш отряд…

Легенда Афгана так и остался «Черным майором». Хотя, там, в Афганистане, ему было присвоено звание подполковника.

Вот как Борис Керимбаев вспоминал об этом:

— Смотрю, «аннушка летит». За нами. Приземлились в Кабуле. Маршал Соколов нас встретил в кабинете. Говорит: твоя задача в Пандшере простоять месяц. А потом посмотрел на погоны, спрашивает: «А ты чё майор?» И за пять минут присвоили мне подполковника, а начштаба — полковника. С борта я дал команду грузиться, и мы пошли в Пандшер…

Уже будучи ветераном, Борис Керимбаев много раз напутствовал военных. «Солдат никогда плохим не бывает, все зависит от офицеров», — всегда учил он будущих командиров.

Источник

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели