Победители конкурса учителей пожаловались на нищенские зарплаты в Думу

Чиновники от образования регулярно докладывают президенту, что его указания выполнены и педагоги получают достойные, чтобы не сказать — высокие зарплаты. Тот верит. И напрасно! В реальности зарплаты учителей и преподавателей колледжей и вузов — в разы ниже официально заявляемых. Причем даже за этот мизер им приходится набирать по две, а то и по три ставки со всеми вытекающими для качества обучения последствиями.

Последнее подтверждение тому — оказавшаяся в распоряжении «МК» коллективная жалоба в Госдуму. Особую пикантность ситуации придает тот факт, что подписали ее доведенные нищетой до отчаяния… победители недавно завершившегося Всероссийского конкурса «Мои инновации в образовании-2018». Что же говорить о среднестатистическом учителе, если даже эта педагогическая элита получает примерно вдвое меньше, чем официально показывают автору майских указов? Впрочем, о чем это я. В России умеют и любят «показывать» еще со времен Потемкина…

Взять хотя бы дипломанта упомянутого конкурса, неоднократного победителя областного конкурса «Преподаватель года», педагога суджанского техникума (Курская область) Александра Мамкина. Его средняя зарплата за 2018 год составила 14 тыс. рублей, а ноябрь и декабрь, к слову сказать, совмещенные с победами и благодарностями, дали по 13 тысяч.

Впрочем, ему еще повезло, так как получает он, можно сказать, по максимуму. Абсолютное большинство его коллег в регионе получают на руки от 9 до 14 тысяч. И это при том, что официально средняя зарплата учителей в Курской области, согласно майским указам, должна быть 29 тысяч.

Та же ситуация — и в других регионах: недаром жалобу в Госдуму подписали около трех десятков финалистов со всей России. Правда, большинство из них получают побольше — в среднем около 25 тысяч. Но какой чудовищной ценой!

К примеру, «один герой, — рассказывают коллеги, — ведет 12 (!) кружков помимо преподавания». Представляете себе, в каком состоянии этот педагог приходит к детям и как умудряется их учить? Лично я — нет: у меня от известия о таких запредельных нагрузках, на манер бабелевского Бени Крика, просто «мозг вместе с волосами поднимается дыбом».

Творящийся «бардак и беспредел», по словам учителей, стал следствием того, что начисление учительских зарплат полностью отдано на откуп директорам школ.

Формально, конечно, дележ этих денег носит не единоличный характер. Но в группу лиц, принимающих решение, обычно входят приближенные директора, вздыхают учителя. Между ними и делится основная часть стимулирующих доплат, в то время как остальные получают лишь минимум в 9–11 тыс. рублей. Сделать это несложно, ибо внятных единых критериев начисления стимулирующих средств не существует, и в каждом образовательном учреждении они свои. Так что стимулируй — не хочу.

Ну а с несогласными разговор короткий. Вот и Александру Мамкину, посмевшему заявить, что 14 тыс. руб. на жизнь ему недостаточно, по возвращении с финала конкурса, по его словам, стали угрожать «волчьим билетом»: дескать, уволим, а другой работы в регионе тебе уже не найти.

Еще круче пошли дела в Алтайском крае, где чиновница от образования назвала желание учителей иметь зарплату больше 9 тыс. рублей «завышенными требованиями» педагогов, которые хотят получить «все и сразу: из себя ничего не представляют, но хотят «Мерседес».

Вельможная дама, конечно, дала маху: где уж там с учительским рылом — да в мерседесный ряд! Он у нас, как известно, предназначен для чиновников, а не для разного быдла с учеными степенями да дипломами победителей всероссийских конкурсов. Однако официальный-то размер средней заработной платы в Алтайском крае, а значит, и учительских зарплат, по итогам 2018 года составил 25 506 рублей. То есть почти втрое больше!

Впрочем, все в этом мире относительно. Вот и 14 учительских тысяч для многих профессоров Уральской государственной консерватории им. Мусоргского — несбыточный сон и запредельно высокий уровень благосостояния.

Как оказалось, в начале учебного года одному из профессоров объявили о переводе на полставки, и в аванс он получил 2,5 тыс. руб., а в зарплату — 10 тыс. В тех же пределах, по его словам, получает теперь подавляющее большинство других педагогов того же вуза. И это еще не минимум.

Так, профессора консерватории Сергея Белоглазова, на его беду избранного главой профгруппы, за настырные попытки выяснить причины перевода коллег на голодный паек и особенно за требования предоставить в профсоюз штатное расписание (по закону, администрация учебных заведений обязана предоставить профсоюзникам этот документ, но в данном вузе категорически отказалась это сделать) и вовсе перевели… на 0,1 ставки, с окладом в 1,6 тыс. рублей! (Помните, как алтайские учителя жаловались на свои 9 тысяч? Дурашки-дурашки! Не знали они своего счастья!) А через какое-то время профорга совсем уволили. Как говорится, на войне как на войне…

К слову сказать, дробление ставок в вузах — такое же могучее средство управления финансовыми потоками в руках умелого ректора, как распределение стимулирующих надбавок у директоров школ. Педагоги же всегда страдают: бесправные, запуганные и тянущие свою ох какую нелегкую ношу за гроши.

Минпросвещения, к сожалению, не стало комментировать сложившуюся ситуацию. Так что общая ситуация с зарплатами отечественных педагогов по-прежнему напоминает известную картину Жигу «Леонардо да Винчи умирает в Фонтенбло в объятиях короля Франциска I» — совершеннейший шедевр, имеющий лишь один недостаток: Леонардо умер не в Фонтенбло, и король при его смерти не присутствовал.

Источник

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели