Сенаторы заступились за рыбаков, сопротивляющихся рыболовецким аукционам

Рыболовецкая отрасль России грозит пойти ко дну, увлекая в воронку десятки тысяч работников, привыкших к каторжному труду и достойной оплате. В случае отказа от исторического принципа распределения квот на вылов морских биоресурсов пробоины возникнут и в бюджетах приморских областей страны. Переход на систему аукционов упорно проталкивают неизвестные миру лоббисты. Зато те, кто противостоит реформе, лиц не скрывают — это представители отрасли, судовладельцы, рыбацкие профсоюзы, власти приморских регионов, принципиальные депутаты Государственной Думы, сенаторы.

«Сенаторы считают вопрос социально значимым для ряда регионов», — сдержанно говорилось в розданной журналистам «преамбуле» к заседанию рабочей группы по мониторингу принятия правовых актов в области рыболовства и аквакультуры в Совете Федерации, где обсудили реформу и тактику обороны.

Зато участники рабочей группы сдерживали эмоции с трудом.

Член комитета верхней палаты по конституционному законодательству Елена Афанасьева открыто назвала «имитацией обсуждения» обнародование поправок в закон о рыболовстве, провисевших на сайте рыболовецкого ведомства «долгих» 15 дней, в течение которых новации должны были обсудить все заинтересованные лица и стороны (следующая стадия — заключение на основе оценок и предложений, дальше по сценарию). Сенатор убеждена, что проталкиваемый законопроект имеет высокую степень регулирующего воздействия а, значит, достоин более долгого обсуждения отраслевиками и экспертами. Тем не менее, даже в течение такого скромного срока, как 15 дней, он сорвал немало «аплодисментов» — более 700 голосов «против», 7 «за».

Елена Афанасьева также указала на то, что в пояснительной записке к законопроекту фактически нет оценки последствий его принятия, в том числе размеров выпадающих доходов бюджетов приморских регионов, нет прогнозов того, как отразится закон на мелком и среднем бизнесе и пр.

Сенатор предрекает появление «рыбных рантье», выигравших аукционы, считает, что кулуарно разработанный законопроект ограничит имущественные права отраслевых компаний, которые — еще одно пророчество Афанасьевой — устремятся в российские и международные суды с исками к правительству.

Законопроект не обсуждался с бизнесом и не обсуждался с регионами, подчеркнула Елена Владимировна. Между тем, только Мурманская область и Сахалин в случае принятия рокового закона потеряют до 500 миллионов рублей дополнительных доходов бюджета.

«Люди говорят: не надо этого делать!» — подчеркнула сенатор, добавив, что одним из последствий принятия поправок в закон о рыбной ловле станет сокращение рабочих мест. Люди этого действительно не оценят.

Мнения других выступавших мало отличались от оценок Елены Афанасьевой.

Сенаторы также отметили, что принятие поправок в закон может повысить градус социального напряжения.

Член экспертного совета при комитете Владимир Измайлов: снизятся налоговые поступления… произойдет передел собственности в пользу иностранных компаний… не получившие квот предприятия займутся браконьерством…

Заместитель губернатора Сахалинской области Сергей Подолян: от 500 миллионов до полутора миллиардов потерянных доходов… региональные законодатели однозначно против…

Председатель Общественного совета при Росрыболовстве Герман Зверев: в пояснительной записке нет анализа рынка крабовой продукции, следовательно, нет финансово-экономического обоснования поправок… Но самое главное — нет «целеполагания». «Рыбопромышленникам предлагают идти не знаю, куда, и строить не знаю, что», — заявил председатель совета. Поэтому необходимо, как минимум, еще одно заседание рабочей группы.

Президент Ассоциации добытчиков краба Дальнего Востока Александр Дупляков и вовсе считает, что законопроект следует вернуть на этап разработки и провести широкое обсуждение, не ограниченное рамками 15 суток. «Нельзя серьезно обсуждать несерьезный документ», — заявил отраслевик, добавив, что принятие поправок может поставить добычу водных биоресурсов на грань краха.

Модератор беседы, Сенатор Сергей Митин заявил, что в отрасли работают 93 предприятия, самым крупным из которых принадлежит 80 процентов добычи краба, рентабельность доходит до 70 процентов, 90 процентов добытых из морских глубин национальных богатств уходит на экспорт, а в целом в отрасли трудятся 5 тысяч человек, из которых 1 тысяча — на берегу.

5 тысяч — цифра не астрономическая (хотя в случае принятия поправок в закон этих людей ожидает безработица, которую они явно не заслужили), однако под сводами Совета Федерации прозвучала тревожная реплика о том, что крабы — это лишь начало большого пути реформирования отрасли в целом. Так ли это?

Эти и другие вопросы были заданы заместителю председателя Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Сергею Митину, чьи ответы мы публикуем без купюр и комментариев…

— В чем смысл обсуждаемых поправок, почему они вызвали столько дискуссий и претензий?

— Основная задача закона — добыча в полном объеме тех ресурсов, которыми мы обладаем, и обеспечение занятости людей, работающих на предприятиях отрасли. Таких людей очень много. Недаром, например, существует квота прибрежного рыболовства. Государство заботится о том, чтобы это рыболовство развивалось, о том, чтобы производственная инфраструктура рыболовецких предприятий — кораблей, судов, заводов — развивалась именно в тех местах, где эти люди живут и работают. На это нацелен основной, базовый закон, на это должны быть нацелены все остальные законы.

— Не так давно 10 тысяч работников российских рыболовецких судов провели акцию — длинный гудок, который дали 228 судов. Гудок олицетворял тревогу, вызванную информацией о готовящейся реформе. Чем могут помочь рыбакам законодатели?

— Задача государства — создать такую законодательную систему, чтобы можно было выловить весь водный ресурс, которым мы обладаем, при этом, естественно, основная часть должна должна быть предназначена для внутреннего потребления, для граждан России, другая часть — для экспорта. Необходимо также обеспечить работой и создать нормальные условия жизни для тех людей, которые этим занимаются, которые в этих местах живут.

— Если теоретически предположить, что крабы — лишь начало большого пути по переходу к аукционам в отрасли в целом, то как такой закон скажется на работниках?

— Нужно сделать так, чтобы он «сказался» не в худшую сторону, а в лучшую. Законодатели, правительство — должны учесть этот фактор.

Источник

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели