Член СПЧ Андрей Бабушкин назвал приговор Олегу Сорокину «вендеттой»

Сегодня нижегородский суд вынес приговор по делу экс-главы города Олега Сорокина: 10 лет в колонии строгого режима. Правозащитник Андрей Бабушкин, член Совета при президента РФ по правам человека, дал нам эксклюзивный комментарий: Бабушкин

— Что меня поразило: конечно, это такая вендетта с использованием суда, — говорит Бабушкин. — И еще одно. У нас всегда были опасные профессии — оперативник, инкассатор. Но глава города, губернатор никогда не входили в перечень опасных профессий.

А сегодня раскроем газеты — этого губернатора посадили, того мэра посадили… Такое впечатление, что то ли одних хапуг начали назначать на эти должности, то ли эти люди оказались в зоне удара и государство не гарантирует им свою защиту.

По поводу других нередко говорят: оступился, давайте дадим ему возможность исправиться. А здесь такие жесткие приговоры, что просто диву даешься.

Мне представляется, что это искусственный раскол элит. Понятно, что когда совершается какое-то злодеяние и принципы правовой справедливости соответствуют только лишению свободы, нужно человека изолировать — если человек опасен, у него столько контактов, связей, он обязательно исказит волю правосудия.

Но в данной ситуации совершенно не понятно, какие общественные и государственные интересы защищаются тем, кто назначил подсудимым такие огромные, серьезные сроки..

По-видимому, мы можем говорить, что в деле Сорокина предпринята попытка не только парализовать волю обвиняемых, но и волю людей, которые борются с организованной преступностью или управленцев, которые, возможно, тоже допустили какие то ошибки несколько лет назад.

В любом случае, когда речь идет о людях, судьба которых влияет на судьбы многих тысяч граждан, должна быть «защита от дурака» . Я такой защиты не вижу.

И считаю, что этот процесс еще раз показал, что есть вопросы, в которых судейское усмотрение должно быть равно нулю. То есть захотел обвиняемый общественного защитника — ему его назначили. Привели 20 свидетелей, если их показания соотносимы — это судья знает на момент разрешения ходатайства, еще не зная,  являются ли эти показания достоверными, допустимыми. Попросили обеспечить явку свидетелей — будьте любезны, обеспечьте. То есть у судьи здесь должна  быть нулевая степень свободы. Иначе судья начинает становиться похожим на сломанную машину, которой водитель дает команду, а она едет в другую сторону. Машина сама искажает волю водителя, сама определяет, что ей делать, куда ехать, где останавливаться, кого высаживать, кого впускать. Такого рода сломанный механизм правосудия опасен для всего общества.

Источник

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели