Дело обвиненного в педофилии вологодского священника передали в суд

В Вологодской области завершено расследование громкого уголовного дела священника Алексея Мокиевского, обвиняемого в развращении 13-летней ученицы воскресной школы. «Обвиняемый вину признал полностью. Кроме того, она подтверждается множеством экспертиз, ему предъявлено обвинение», — сообщила СМИ Наталья Летенкова, официальный представитель Следственного Управления СКР по Вологодской области.

Кроме соблазнения несовершеннолетней прихожанки, батюшке пытались инкриминировать изнасилование собственной приёмной дочери. «МК» первым осветил эту неоднозначную историю.

Настоятель Свято-Троицкого монастыря отец Алексий Мокиевский был арестован осенью прошлого года и это стало шоком для жителей села Липин Бор в самой глубинке Вологодчины, где Мокиевский имел приход.

Отец Алексий начинал как один из первых полковых священников двадцать лет назад, объездил весь Казахстан, служил на ракетном полигоне в Семипалатинске, затем переехал в Вологодскую область. Здесь батюшка окормлял пожизненно осужденных на знаменитом «вологодском пятаке» — острове Огненном. Понятное дело, что плохому или сомнительному человеку такое послушание не дадут. Мокиевский был известен на всю область, очень популярен, он привлекал в церковь детей и подростков, летом они с матушкой устраивали православные лагеря, зимой по выходным при храме работала воскресная школа. У настоятеля была своя страница в соцсетях, где он общался с молодежью на равных.

Поэтому его арест прошлого года да ещё и по такой «стыдной» статье, фактически обвинение в педофилии, стало шоком для прихожан.

Но ещё большее потрясение они испытали, когда стало известно, что отца Алексия подозревают в изнасиловании 12-летней приёмной дочери Таисии (имя изменено). Всего в семье воспитывалось два ребёнка из детского дома, девочка и мальчик, и две взрослые родные дочери.

Почти сразу стало известно, что священник совершил добровольное признание в отношении связи с первой девочкой, однако, он категорически отрицал, что посягал на малолетнюю дочку.

Не выдержав пересудов, жена отца Алексия, Матушка Елена — она же официальный опекун Таи — покинула малую родину вместе с ней. Но сделано это было без разрешения следователей.

— Я не знаю подробностей дела, не знаю, в каких условиях отец Алексий сидит и какие меры воздействия к нему могут применять…Следователь запретил нам свидания. Я слышала только, что обвинение основано лишь на словах той девочки. В то, что он был ещё с Таей, я не верю.

Елена Мокиевская отказывалась верить и в результаты экспертиз, подтверждающих, что Таисия уже не девственница. Она утверждала, что исследования поддельные, так как осмотр девочки по ее просьбе другими гинекологами показывал, что половой жизнью подросток не жила.

В соцсетях была создана группа поддержки священника, где в том числе собирались средства на его защиту — у самой семьи денег уже не было.

В конце-концов посчитав, что действия матушки могут навредить девочке и мешают расследованию уголовного дела, Елену лишили статуса опекуна, а Таю отобрали и поместили в приют.

«Ребёнку был нанесён непоправимый психологический ущерб, ее изъяли из семьи, где мы все ее очень любили. Я буду стоять на чем стою — то, что происходит, противозаконно. Когда нам сообщили, что дочери нужно пройти медицинское освидетельствование половой неприкосновенности, я не препятствовала следствию, но то, как, каким образом это стали делать, вышло за всякие рамки». — говорит она.

Суд над отцом Алексием должен начаться 11 апреля. На данный момент он лишён церковного сана. Но обвинение ему предъявлено только в отношении первого эпизода. Изнасилование приёмной дочери, как сообщили «МК» источники в правоохранительных органах, доказано так и не было. Расследование дела в отношении изнасиловании Таи продолжается, лицо, которое его совершило, не названо.

«Я изолирована от мужа и ребёнка, приходится по крупицам собирать информационный пазл и то никогда не знаешь, насколько информация соответствует истинному положению вещей, — все ещё не может осознать произошедшее матушка Елена. — Рассчитывать мне не на кого. Со мной остались только мои самые близкие люди — дочери. Жизнь сломана, пусть хоть совесть останется.

Нам удалось связаться и с новым опекуном Таи. Теперь девочка проживает совсем в другом городе. С ней работает психолог: «У нас все в порядке. Тая ходит в школу, о том, что случилось, мы с ней не говорим, я считаю, что это ни к чему. Недавно она назвала меня мамой», — сообщила та.

«МК» продолжит следить за развитием этой истории.

Источник

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели