Адвокаты футболистов заподозрили работников кафе во лжи

Финальная часть четвертого судебного заседания по делу Кокорина и Мамаева выдалась скандальной. Показания давал сотрудник «Кофемании». По итогу беседы адвокаты заподозрили свидетеля во лжи, а футболисты предположили, что бармен испугался давать честные показания.

В пятницу, 12 апреля, в Пресненском райсуде допрашивали троих сотрудников «Кофемании». Последним выступал бармен Колесников. Мужчине около 30 лет. Его показания поначалу казались честными. На вопросы прокурора Колесников первые полчаса давал четкие ответы.

— Как развивались события того вечера в кафе? – начала прокурор.

— Я видел, как махнули стулом, — сходу начал Колесников.

— Александра Кокорина знаете?

— По телевизору видел.

— Видели, кто подходил к столику, где сидел Пак?

— Братья Кокорины подошли к столу Пака, о чем-то говорили. Пак сидел, эти двое стояли. Потом Александр замахнулся стулом.

— Кирилл что сделал?

— Замахнулся на Пака.

— Удар стулом был?

— Александр стоял спиной ко мне. Он просто замахнулся стулом. Был удар или нет — я не видел.

— Кирилл наносил удар?

— Не помню.

— Не помните или не видели?

— Не помню.

— Что происходило потом?

— После заноса стула я отправился за охранником. Решил: махнули стулом, нужен охранник. Я и пошёл.

— Нецензурную речь слышали?

— Не слышал.

— Что было потом?

— Всех развели в разные стороны. Подошли люди в пиджаках, костюмах. 

— Через какой выход вывели компанию футболистов?

— Через запасной.

— Этот выход открыт для всех?

— Нет. Его в тот день открыли, чтобы они могли выйти.

— Почему они вышли через запасной?

— Не знаю.

— Часто посетители выходят через этот выход?

— Нет.

Прокурор сопоставляет показания свидетеля, данные на суде и первичные показания бармена, которые Колесников давал на допросе у следователя. Много несовпадений. Судя по всему, где-то свидетель слукавил – либо сейчас на суде, либо полгода назад на допросе у следователя.

Например, в своих первичных показания Колесников указывал, что видел, как Кирилл Кокорин ударил по лицу Пака, так же он отчетливо слышал нецензурную брань, заметил, что Мамаев нанёс удар по лицу знакомому Пака Гайсину. Тогда же сотрудник «Кофемании» откровенно признавался, что вся компания вела себя неадекватно, мужчины провоцировали посетителей кафе, и Пак дважды сделал им замечание. После чего «в ход пошел стул».

Адвокат Александра Кокорина Стукалова высказала свое мнение: «Странное дело, все показания свидетелей написаны, как под копирку. Везде повторяются одни штамп. Разве люди так говорят — «нарушение общественного порядка», «алкогольное опьянение»? Складывается впечатление, что один человек писал за всех свидетелей».

Адвокат Кирилла Кокорина Барик поддержала коллегу: «Скорее всего, свидетелям предлагали определённые формулировки ответов, и они с ними соглашались. В обвинительном заключении показания многих свидетелей написаны одними и теми же словами, одинаковыми формулировками. Все тексты — идентичны».

Адвокат Кокорина Ромашин соглашается: «Хочу сказать о степени доверия к данному свидетелю Колесникову. Этому человеку не стоит доверять».

Защитники обращаются к бармену.

— Скажите честно, так кошмарно все происходило в кафе, как вы написали в первичных показаниях? — спрашивает адвокат Стукалова.

— Все сумбурно происходило, — бармен заметно нервничает. Его голос дрожит, становится тише.

Александр Кокорин обращается к свидетелю.

— Вы нервничаете сейчас? – улыбается футболист.

— Конечно, — кивает головой Колесников.

— Может вы боитесь, что вас закроют, если судья поймет, что вы лжесвидетельствуете ? — продолжает Кокорин.  

Судья делает замечание — на жаргоне говорить в зале суда не следует.

— Я юридически неподкованный. Как думаю, так и говорю, — извиняется Кокорин.

Казалось, бармен уже не понимал, что происходило в зале. Мужчина невнятно что-то бормотал. Пытался оправдаться, мол, разве упомнишь детали событий полугодовой давности.

Вскоре его отпустили.

Адвокаты предложили закончить заседание. Журналисты согласились: «Пятница, вечер, домой хочется».

Судья согласилась.

И тут голос из «аквариума».

— А нас никто не хочет спросить? Продолжать или нет? – почти хором спросили обвиняемые.

— Нет. У вас нет другого выхода, — улыбнулась судья.

— Конечно, все спешат по домам, а нам-то куда спешить, — грустно отметил Мамаев.

На его слова никто не обратил внимание.

Четвертое заседание объявили законченным.

Источник

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели