Любимый и счастливый: история российской семьи, усыновившей особенного мальчика

Рустам родился без одной ноги, с заячьей губой, с искривленным черепом. Биологические родители отказались от него сразу после рождения. «С множественными пороками развития» он оказался в детском доме в Череповце Вологодской области. До двух лет питался через трубочку, перенес две сложные операции, столичные врачи буквально «собрали» ему лицо. До 4,5 лет передвигался, ползая по полу…

Персонал менялся, детей усыновляли, а Рустам оставался в казенном доме.

В мае 2017 года москвичка Ника Злобина с мужем Юрием оформили опеку над Рустамом. В жизни мальчика начался новый отсчет. О том, как он в прямом и переносном смысле встал на ноги, стал разборчиво говорить и вышел на подиум, его приемная мама рассказала «МК».

Ника Злобина получила образование в области банковского дела, работает координатором в Северо-Западной транспортной компании. С мужем Юрой они вместе восемь лет. У обоих есть дети от первых браков.

— Как созрело решение взять в семью приемного ребенка?

— Еще в детстве я думала о том, что, когда вырасту, возьму малыша из детского дома, — говорит Ника. — Не знаю, откуда у меня взялись эти мысли, но с возрастом такое желание только крепло. В один прекрасный день я попала на форум приемных родителей, узнала, какой сложный путь они проходят. Сидела, на протяжении несколько лет читала дневники, которые вели приемные мамы, наблюдала, как детки меняются в семьях. Смотрела вебинары — онлайн-семинары приемных родителей и психологов. Так сказать, созревала, морально готовилась. При этом пыталась понять, что ждет нашу семью с появлением в ней нового человека.

Своего жилья у Ники и Юры на тот момент еще не было. Они жили в двухкомнатной квартире с мамой Ники и ее 13-летней дочерью Ией от первого брака. Место было мало. Тем не менее в 2015 году Ника записалась в школу приемных родителей.

Из блога Ники Злобиной: «Юра знал, что я сижу на тематических форумах. Время от времени я рассказывала ему о том, что читала сама, показывала фотки из темы: до и после. Акцентировала внимание на том, как меняются дети в семье. Как-то спросила: «Юр, как ты думаешь, а мы смогли бы взять приемного ребенка?» У него округлились глаза. Он явно не разделял моего желания, но и не был категорически против. Потом мы очень часто возвращались к этому разговору, и я прямо чувствовала, как тает лед…»

— Мы купили квартиру по ипотеке в Московской области, думали, вот сделаем ремонт и вернемся к этому вопросу. Но случай нас поторопил, — делится с нами Ника. — Когда я рассматривала варианты опеки, мониторила базу данных приемных детей, было несколько ребятишек, за которыми я следила. Среди них был как раз и Рустам. На форуме приемных родителей я даже создала про него темку, думала, что кто-то заинтересуется мальчиком. Но откликов не последовало. Тема заглохла… Время от времени я звонила в органы опеки, интересовалась, не попал ли Рустам в семью, но новостей не было. Позже мне вообще сказали, что у них такого мальчика нет, очень долго искали его документы, через минут 15 бумаги все-таки нашлись, и выяснилось, что Рустама готовят для перевода в дом инвалидов. Ему тогда как раз исполнилось 4 года…

Узнав об этом, мы, конечно же, засуетились. Собрались всей семьей и решили, что надо спасать ребенка. Все прекрасно понимали, что никакой реабилитации и будущего у него без семьи не будет.

Ника и Юра стали оформлять документы. Главврач согласилась придержать Рустама в детском доме.

Из блога Ники Злобиной: «С третьего раза заказала справку о несудимости, срок изготовления 2 месяца. Выходя из милиции, увидела пожилую женщину с мальчиком лет 13, она вела его за руку. У мальчика была прооперирована расщелина (заячья губа). Женщина ему что-то рассказывала, очень настойчиво так, у парнишки был пустой взгляд, он смотрел в одну точку перед собой, полное отсутствие мыслей и понимания. Подумала, насколько это тяжело — растить такого ребенка. Мысль плавно перетекла в направлении Рустама: что, если он умственно не сохранный? Отказ? Залезла в Интернет, посмотрела на его фотографию, а точнее, на глаза — нет, нет там умственной отсталости. Сохранный. (На тот момент я его видела только по фото, и страхов и сомнений было очень много.)».

Когда документы были готовы, Ника и Юра поехали в Череповец знакомиться с Рустамом. Детский дом был маленький, всего два этажа, 3 группы. Когда приехали, ребятишки были в актовом зале, у них шла репетиция утренника, приуроченного ко Дню защиты детей.

Из блога Ники Злобиной: «Врач пошла за Русей, мы остались ждать в кабинете. У меня от волнения было предобморочное состояние, сердце стучало где-то в горле… Врач зашла с Русей на руках. Сидим, молчим, смотрим друг на друга. У мальчика страх в глазах. Мы тихонечко подсели, стали доставать привезенные с собой подарки. Отвернулся, на нас не смотрит, подарки не нужны, все отпихивает, ничего не надо, слезы крокодильи уже льются».

В кабинете было слышно, как дети поют. Рустам стал проситься обратно в актовый зал. Нику и Юру пригласили посмотреть репетицию. Но мальчику было уже не до танцев с ложками. Он наблюдал за гостями, особенно за Юрой.

Из блога Ники Злобиной: «Решили попробовать еще раз наладить контакт. Пошли в кабинет на второй круг. Тут помог разрядить обстановку привезенный нами заяц. Еще в Москве, когда покупала подарки на знакомство, наряду с машинками, трубками для мыльных пузырей и разукрашками купила мягкую игрушку — зайца. И только дома обнаружила, как он противно ржет. Даже брать его с собой не хотела, но сунула в сумку в последний момент. Дала Русе в руки этого зайца и нажали на кнопку, заяц заржал на весь кабинет. Не думала, что такое может кому-то понравиться, но Руся был в восторге, нажимал и смеялся вместе с ним. Потом в ход пошли уже машинки. Разыгрался, разговорился.

Решили пойти погулять, конечно же, вместе с врачом, без нее Руся никуда. Но и с нас взгляд он не сводил, изучал. Зашли в группу, поставили его на пол, и он так быстро стал собираться на улицу! Я в шоке была, все сам… сам… На улицу вышли с его группой. Посадили на велосипед. Он гонял на нем быстрее всех детей.

О Рустаме много говорили воспитатели. Разное. С чувством и болью, с затаенной надеждой, что ему должно уже повезти… Однажды он подтянулся в кроватке, увидел себя в стеклянное отражение, потом еще долго накрывался простынкой, одеялком, подушкой, — прятался. Врачи сделали невозможное, Рустам перенес две операции, и у него появилось лицо. Он подрос, научился жить по-своему, научился показывать всем взрослым, что он ничуть не хуже остальных детей. Он стал быстрее их, резвее и активнее».

Ника понимала, что мальчик с необычной внешностью вырвал свой жизненный билет. Но он был еще совсем крохой. Ему нужна была мама, которая не даст в обиду этому миру.

За два часа они подписали все необходимые бумаги, оформили опеку над Рустамом.

«Русик — стойкий солдатик!»

А потом приехали забирать своего Руса в Москву уже на машине.

Из блога Ники Злобиной: «Переодели его в одежду, которую привезли с собой, те вещи, что сняли с него, мы брать не хотели. А Руся: «Мое!» — не дал оставить, сложил все вещички в пакет и крепко держал. Молодец! Все в дом!»

От Череповца до Москвы ехали с одной остановкой на перекус 9 часов. Первые полтора часа дороги Рустам круглыми глазами смотрел на проезжающие машины. Когда Ника ему предложила банан, хотел начать есть его прямо с кожурой…

Дорогу Рустам перенес хорошо, не капризничал, даже когда целый час они простояли без движения в пробке, еще раз доказал, насколько он терпеливый, выносливый и сговорчивый.

Первая ночь на новом месте была очень беспокойной.

Из блога Ники Злобиной: «Приехали поздно. Рус еле заснул. Вздыхал все и сильно потел. Сжался в комочек и трясся мелкой дрожью. Я даже подумала, что у него температура… Вскакивал каждые 2 часа, садился, выл и раскачивался так, что добротная кровать, которую муж сделал своими руками, ходила ходуном».

Утром за столом на завтраке собралась вся семья. И, как признается Ника, у всех было ощущение, что Рустам был с ними всегда.

Из блока Ники Злобиной: «Позавтракали кашей, поехали по поводу прописки. Днем так и не уснул. Заниматься какими-то делами дома с ним, конечно, не реально вообще! Надо сидеть именно с ним и заниматься только им.

Вечером пошли гулять. 2 часа гуляли. И в песке повозился, и на качелях покачался, и с горки накатался. Встретили бабушку с работы и домой! «М-м-м», — сказал Руся, когда увидел на ужин макароны с котлетами. Суп в обед что-то не очень пошел. Спит… после 2-часового укладывания… хочется верить, что удастся поспать».

Период адаптации был непростым. Первое время, нервничая, Рустам закатывал истерики, по часу-полтора орал несколько раз в день. Но Ника была к этому готова.

К счастью, у мальчугана оказался легкий характер. Чаще всего он был на позитиве. Когда Ника везла его в коляске, он на всю улицу пел песни.

Из блога Ники Злобиной: «Русик аккуратист страшный, кушает аккуратно, салфеткой ручки, носик, ротик, вытирает. Не любит, когда руки грязные, забыли мы как-то дома набор для песка, пришли на площадку, может, думаю, руками в песке повозится, ага, конечно, нет… Ну, что делать, пошли в магазин — купили набор для песка, заодно машинку захватили! Очень доволен!

Очень привязывается к вещам (2 дня носили один и тот же костюм синий «Адидас», сегодня сборы на улицу затянулись надолго, так как уговаривала надеть другой костюм, еле уговорила, еле согласился со мной, что он очень красивый в этом ярко-желтом костюме, что и шапочка тоже желтая и все так подходит хорошо. Надел с сомнением».

Из историй, рассказанных приемными родителями, Ника знала, что дети из детского дома много чего боятся, это могли быть и громкие звуки, и вода, и общественные места, и лифты, и животные… Рустама, например, пугали собаки. Он начинал плакать, когда в одном помещении с ним оказывался домашний мини-чихуахуа Мани, который весил чуть больше полутора килограммов.

— Рус сначала до ужаса боялся, если даже где-то проходила кошка. Такой крик стоял! — рассказывает Ника. — В детдоме они животных не видели. Их здание стояло на отшибе, было крайним у оврага. Для него все было в новинку. Спустя месяц он уже так не пугался животных. Но некие опасения у него остались. Сам к кошке, как и к собаке, он не полезет, у них нейтралитет. В принципе, это всех устраивает.

Ника опасалась реакции Рустама, когда первый раз спускалась с ним в метро. Но мальчика ни чуточки не испугали ни грохочущие поезда, ни эскалатор, ни толпы людей. Было ощущение, что он ездит в метро постоянно, то же самое было и с лифтом.

Минул месяц, Рустам все больше привязывался к семье. Плакал, когда Ника убегала по делам, переживал, когда коляску везла не она. Но когда Юра был дома, не отходил от него ни на шаг.

Из блога Ники Злобиной: «У Русика к папе любовь с первого взгляда еще с детского дома. Меня он стеснялся почему-то. А за Юрой сразу ходил хвостиком. Когда Юра дома, Русе никто не нужен! Мужу сложновато с ним, конечно. Русика сложно понять, сложно чем-то увлечь, хотя бы на 15 минут. Вот вчера мы с ним рисовали красками, а сегодня ему уже это неинтересно. Дома в игрушки не играет вообще! Складывает в ящичек, и все! Пусть лежат.

Раньше он спокойно ездил в коляске и пел песни — где тот мальчик? Лично я спасаюсь улицей. В песочнице может играть минут 40, вот думаю, что мы будем делать, когда ему надоест песок? На качелях обязательно держу, может просто прыгнуть, висит на кольцах — просто отпускает руки, и все, везде, везде я на подстраховке. Ему это, конечно же, не нравится — хочется свободы, закатывает истерики. Психует, все швыряет в этот момент. Но быстро успокаивается!»

«Отращиваем ему веру в себя»

Ника с Юрой сразу поставили цель — поставить Рустама на костыли! Не имея одной ноги, он передвигался, ползая по полу.

— Для него до 4,5 лет ползать вообще было нормально. Его даже не ставили на костыли. Дошло до того, что у него на ножке стало деформироваться колено. Мы настаивали, убеждали, что надо ходить. Он вообще не хотел принимать вертикальное положение. Его все устраивало. Когда привезли костыли, он даже не мог на них стоять. Протестовал, конечно, психовал, трудиться-то ой как неохота.

Семья в это время как раз выехала на дачу в Псковскую область.

Из блога Ники Злобиной: «На даче у нас правило — ходить только с костылями (послабления только в комнате), на кухню ползти не разрешаю… граница — порог, так может сидеть и истерить у порога кухни о-о-очень до-о-олго! Пинать костыли, бить стену, валяться на полу, ныть, что у него ничего не получается! Хотя уже из положения сидя встает на костыли без помощи! Отращиваем ему веру в себя — ему постоянно звучат аплодисменты и поются дифирамбы!»

Деревенская обстановка благотворно подействовала на Рустама.

Из блога Ники Злобиной: «Его эмоциональный фон выравнивается! Уходят резкие и дерганые движения, есть стал больше, засыпает намного быстрее. Дома меня ужасно раздражал звук шарканья ногами по простыне! О-о-о… этот ужасный звук! Шыр-шыр (вот, сейчас пишу и прям передергивает), сосал язык, сосал палец. Сейчас спит спокойно всю ночь! И засыпает один в комнате! Я его кладу и выхожу! Было тут один раз, хотел ввести себя в истерику… Я ему: «Ру-у-уся… ты чего?! Ты воешь как волк! Ты уже всех кур и петухов напугал (сосед наш, батюшка, держит кур, и петух у него такой громкий! Очень Ру впечатлил). Ру в ответ: «Не-е-е… я не волк…» Больше не истерит».

Раньше Рустам не давался чистить зубы! Но спустя месяц готов был орудовать зубной щеткой хоть каждые 5 минут. Он еще путал мужской и женский род, говорил «я поела», «я разделась», его поправляли. Но в то же время все в семье отмечали его житейскую мудрость.

Из блога Ники Злобиной: «Руся старательный помощник. В магазине все покупки в тележку кладет только он! На ленту на кассе выкладывает тоже сам, а потом складывает в пакет. Когда идем с прогулки, всегда придерживает мне дверь, пока я его вместе с коляской затаскиваю в подъезд. Это чисто его инициатива! Я уже не говорю о том, чтобы протереть со стола за собой, отнести свои грязные вещи в корзину для белья, убрать игрушки за собой. Мы вместе убираемся, моем полы, Русик до кучи — стены, двери и шкафы. Он очень хозяйственный! Вчера нашел в коридоре пакет, заглянул, убедился, что там ничего нет, сложил и убрал в коляску».

На мальчика с необычной внешностью окружающие реагировали по-разному. Часто бесцеремонно разглядывали, проходя мимо, несколько раз оборачивались, громко отпускали реплики.

Из блога Ники Злобиной: «Зашли вчера в магазин за соком, ходим, выбираем, Ру у меня на руках сидит, созерцает. Проходим мимо бабульки, она мне в спину шикнула: «Еще и на улицу такого ребенка вывела!»

— Некоторые мамы признавались, что когда они приводили детей с особенностями в поликлинику, им говорили: зачем вы такого ребенка взяли? Я этого не слышала ни разу, — рассказывает Ника. — Может быть, потому, что я всегда с таким решительным видом захожу в кабинет, что, мол, попробуйте, что-то скажите… Знакомые, которые посещали одного с нами врача, поделились, что медик им призналась, что сначала вообще испугалась Руса, ей было не по себе. Но нам она вида не подала.

Как признается Ника, медицина для них до сих пор остается самым сложным моментом.

— Когда я брала Рустама, думала, что уж с чем будет в Москве хорошо, так это с детской медициной. Как же я ошибалась! Нам обо всем пришлось узнавать самим, через десятые руки. К хорошим специалистам попасть очень сложно. Мы, например, так и не можем пробиться к нейрохирургу, которого нам посоветовали. И это при том, что прием у него стоит от 7 до 12 тысяч рублей. Записи нет, он постоянно занят.

Благодаря настойчивости приемных родителей для Рустама была разработана индивидуальная программа реабилитации. Месяц в Центре в Тушине с ним работали массажист, социальный педагог, психолог, логопед, врач ЛФК. Мальчик посещал соляную комнату, а также лепил, рисовал, выкладывал картины с помощью песка.

Рустам привык к коллективу, один дома в игрушки не играл. Ника стала подыскивать для него детский сад. По месту жительства его в садик не взяли, мотивируя это тем, что воспитатель не сможет носить мальчика на руках на 3-й этаж в музыкальный зал и в бассейн. И посоветовали Нике найти группу инклюзии, которую посещают дети с различными физическими недостатками.

Такой детский сад нашелся с 15 минутах ходьбы от дома. С ребятишками там работали сразу два воспитателя. Группа располагалась на первом этаже.

— Рустам очень быстро освоился в новом коллективе, — говорит Ника. — Психологи и воспитатели были удивлены, насколько короткий срок Рустаму потребовался для адаптации. У всех было ощущение, что он ходил в группу уже несколько лет.

Ника продолжила возить Рустама на массаж. Перед тем как поставить протез, ему нужно было на ножке нарастить мышцы.

— У Руса оказался сложный случай. После того как сделали рентгеновские снимки, выяснилось, что у него не развита и не сформирована кость в тазобедренном суставе, как таковой культи нет, надо ждать… И прямо сейчас протез сделать нельзя.

Из блога Ники Злобиной: «О сроках вообще речи не идет! Может, это для Ру станет возможным только лет через 10. А если кость вообще не сформируется? Костыли? На всю жизнь костыли!? Я даже думать об этом не хочу… Перевариваем информацию и идем дальше! Ищем варианты».

Нике с Юрой удалось найти мастера, который внес в протез нужные изменения. На доработки ушло полгода. И Рустам все-таки встал на протез!

— Сейчас Русу сделали уже второй протез с коленным модулем, он учится на нем ходить. Колено на нем не фиксируется, то есть Рус должен постоянно контролировать процесс… Сил нам! А вскоре у него появится и спортивный протез (детали идут из Германии).

С появлением Рустама в квартире сразу была установлена спортивная стенка. Мальчик занимается на ней дважды в день.

— Видимые результаты появились уже недели через две активного пользования, — рассказывает Ника. — Если поначалу Рус не мог и разочка подтянуться на турнике самостоятельно, то после активных каждодневных тренировок три раза — запросто, а с подмогой и около десяти! Рус передвигается на протезе, ему надо с этим справляться, тренировать свое тело, руки, ногу, пресс.

«Строитель и маленькая помогайка»

За год Рустам заметно окреп и возмужал. Побывал на море с родителями в Турции, Иордании, в Крыму, поплавал с дельфинами в бассейне в Сочи. Один глаз у него видит на 10%, второй на 30%, ему подобрали стильные очки. Родители учли особенности строения его лица, носовой перегородки и головы.

А еще он стал щеголять с новой прической — с дредами.

Из блога Ники Злобиной: «Сутки с дредами. Ну что сказать, мы с Русом в восторге, ему о-о-очень нравится, с утра сказал, что у него вообще прическа лучше, чем у нашей бабушки (у нее длинные волосы). Ничего его не беспокоит, не чешется, не колется, покраснений нет… спал ночью отлично (надевали платок/бандана). Посмотрим, что будет через неделю».

Поклонники в Инстаграме завалили Руса комплиментами: «Как же Рустику офигенно с дредами! Это прям его!», «Браво маме, которая показывает нам красивого, харизматичного Руса!», «Такая прическа подчеркивает его индивидуальность и уникальность. Со стандартными прическами пусть ходят стандартные личности».

А вскоре Рустам вышел на подиум! Принял участие в благотворительном модном показе «Успешный ребенок», а также выступил в качестве модели на неделе моды Mercedes-Benz Fashion Week Russia в московском Манеже.

Многочисленные поклонники не преминули отметить его прирожденный артистизм и харизму!

Из блога Ники Злобиной: «Смотрим с Русом видео из детского дома, где он в актовом зале танцует, ползая по полу. Рус возмущенно: «Мама! Ты почему мне протез не надела?!» Я прям возрадовалась: его стало смущать, что он ползает! Наконец-то в его головушке сместился вектор на прямохождение».

— Кто назвал Рустама Крошкой Ру?

— Одна из подписчиц в Инстаграме, потому что он был похож на детеныша кенгуру — Крошку Ру, героя мультфильма о медвежонке Винни-Пухе. Но сейчас мы Рустама Ру уже не называем. Он взрослеет, соответственно, мы обращается к нему — Руся, Рустам.

Четыре месяца назад в семье произошло знаменательное событие. Ника и Юра взяли под опеку еще одного приемного ребенка. В семье появилась «башкирская принцесса» Лилиан.

— Я подумала: если у нас есть необходимое заключение, желание, силы, время и возможности, почему, в принципе, не помочь еще одному ребенку? У нас на примете были две девочки, одна из Брянска, вторая — Лилиан из Башкирии. Поговорила с главным неврологом из детского дома в Брянске, она сказала: ой, что вы, девочка «тяжелая». Нам важно было рассчитать свои силы. С Рустамом мы много передвигаемся по Москве. Позвонила по поводу Лилиан, мне сказали, что к ней приехали кандидаты, смотрят ее. Я подумала: раз смотрят, значит, дадут согласие. Через день узнаю, что они подписали отказ. На следующий день мы купили билеты на самолет и вылетели в Уфу. Лилитку нам описывали тоже как «тяжелую», ей было около года, а она лежала, ни на что не реагировала, смотрела в одну точку, в игрушки не играла, не сидела, не переворачивалась. Так описывали ее воспитатели. Меня зацепил ее взгляд, я подумала, что ребенок с таким взглядом не может быть таким, каким ее описывают. Подумали с мужем: если не мы, то кто? Девочка еще маленькая, а значит, время будет работать на нее, все удастся скорректировать. И привезли Лилиан в Москву.

Дома у Ники и Юры девочка буквально через два дня перевернулась. Через три месяца встала на ноги, научилась сама пить из бутылочки. Ника возит ее на массаж, они вместе с Рустамом плавают в бассейне. Показывала Ника малышку остеопату, врач у нее вообще никаких проблем не нашла.

— Как Рустам воспринял появление сестренки?

— Сначала переживал, потому что раньше все внимание было только ему. Мог начать дурковать, чтобы мы переключились на него. О Рустаме заботимся по-прежнему. Свою долю внимания он получает и на показах, и на подиуме. Ему нравится, когда ему аплодируют.

Из блога Ники Злобиной: «Где бы Рус ни видел маленьких детей (фото, видео или вживую), говорит: «На нашу Лялю похожа! Да, мама?» Защищает ее всегда, у него один весомый аргумент, с которым не поспоришь: «Она маленькая еще! Не понимает…» Сегодня делали с Русом математику, Лилит решила срочно принять участие, резким движением были отобраны тетрадь и карандаш, Рустам выдал ей другую тетрадь и другой карандаш, отошел в сторонку и продолжил выполнять задание… Лилиана падает на пол, выгибается и орет… Видит, что реакции ноль… На огромной скорости подползает к Русу, вцепляется ему в хвост и дерет ему волосы. Я журю ее… Рустам (сквозь слезы) дрожащим голосом: «Она еще ма-а-аленькая! Не понимает…»

И если у Лилианы бывает плохое настроение, то Рустам почти всегда позитивно настроен, часто поет и танцует. И по-прежнему является незаменимым помощником по дому.

Из блога Ники Злобиной: «Рус — строитель и маленький помогайка. Тащит сегодня Юра бетономешалку, тяжело так ее везет… Рус ему: «Папа, аккуратнее! Это тебе не стиральная машинка!» И тут же поспешил на помощь».

Рустаму предстоит сделать целый ряд операций. Недавно челюстно-лицевой хирург отсек ему верхнюю губу от десны, сделал пластику неба с помощью лоскута задней стенки глотки. Также было проведено шунтирование левого уха (получилось поставить трубку только в одно ухо, правое уже зарубцевалось).

Из блога Ники Злобиной: «Какое-то время после операции Рус молчал… но когда заговорил, стало понятно, что говорит он намного лучше! В какой-то момент проскользнуло даже французское «р», он меньше стал говорить в нос».

Через год предстоит второй этап операции, у Рустама возьмут кость из ребра и вживят ее в небо. В 14–15 лет ему будут делать ринопластику, исправят нос.

А сейчас Рустам уже осмысленно рисует семью и дом, учит буквы. Память у него избирательная, видимо, сказался перенесенный наркоз, частенько выученные буквы он забывает. Но родители не отчаиваются.

Из блога Ники Злобиной: «Помнится года так 1,5 назад, когда мы с Русом учили цвета, у меня даже закрадывались мысли, что он дальтоник. Потому как трава была у него красная… Мне стало пофиг на эти цвета, я отпустила ситуацию, и Рус как-то сам их освоил, просто стал их все знать».

С сентября Рустам будет заниматься с логопедом. Ника с Юрой планируют отдать сына в секцию гребли, где нужны сильные руки.

А Нике в директ в Инстаграме продолжают писать мамочки, которые воспитывают детей с особенностями развития. Признаются, что, вдохновившись ее примером, стали выходить со своими детьми гулять, посещать различные мероприятия. И уже не опасаются осуждающих взглядов.

Ника считает, что пора менять отношение к людям с инвалидностью. В своем блоге она написала: «Мамочки, пожалуйста, расскажите своим детям, что есть разные люди! Что не все рождаются с двумя ногами и руками и с прекрасным лицом без изъянов. Научите своих деток смотреть молча, а не орать на всю улицу, при этом тыча пальцем: «Ма-ама-а! Что у него с лицом! Смотрите, да у него еще и ноги нет! Какой ужас!»

В дальнейшем Ника подумывает взять в семью еще одного приемного ребенка с особенностями развития.

— Откуда силы?

— Дети силы и дают. Когда они меняются на глазах, ты видишь результат своей работы, понимаешь, что нужна им. Это вдохновляет!

Источник

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Загрузка ...
TOP NEWS
Перейти к верхней панели