«Хочу весить 53 кило и стать начальницей»: тренинги роста мутировали

«Лучшая версия себя», «Возможно все», «Исполнение желаний», «Поверь в свои силы», «Есть миллионы шансов» — те, кто сочиняет названия заманчивым программам в социальных сетях, явно не тратит время на лишние выдумки. Суть проста: мы, ребята, кажется, неправильно живем! А вокруг есть множество знатоков, которые научат нас жить правильно. Не бесплатно, конечно. Корреспондент «МК» испытала «уроки счастья» на собственной шкуре.

— Социальные сети можно назвать одной из причин появления комплексов. Мы часами рассматриваем фотографии своих друзей, видим свидетельства «красивой жизни», однако мало кому приходит в голову, что для публикации люди специально выбирают лучшие моменты, — объясняет в разговоре с «МК» психолог Анастасия Александрова. — Так возникает вопрос: «А как же я? Почему у меня не так? Что со мной не так?» И многие хотят научиться жить так же красиво, как владельцы «мотивирующих» аккаунтов.

Суть, конечно, не нова: всевозможные психологические тренинги пришли в нашу жизнь еще в 1990-е годы, правда, тогда они были только очными. Нынче все уходит в Интернет — и для «обучения счастью» требуется только смартфон.

— Современный человек имеет огромное количество проблем, но исправить он сам их не может. Спасение утопающих — дело рук самих утопающих. Люди понимают, что наступают на одни и те же грабли, поэтому ищут способ решения. Онлайн-тренинги — распространенный способ решить проблему. Романтичный человек будет говорить о личностном росте и реализации своей мечты, прагматичный — о достижении цели и воспитании навыков и умений… Человек может попробовать методику и ощутить результат (например, начать учить иностранный язык или бегать по утрам) либо пополнить ряды разочарованных, — объясняет Сергей Ключников, директор Центра практической психологии.

Что примечательно: восторженных отзывов от тех, кто уже ощутил всю силу онлайн-обучения, можно найти сколько угодно. Однако все мнутся и отказываются объяснять, в чем именно заключается чудо.

— Вообще я не уверена, могу ли рассказывать, что мы делали… — стушевалась собеседница в ответ на просьбу привести в пример хотя бы одно задание из пройденного ею марафона по поимке счастья за хвост.

— Почему? Ты подписывала какую-то бумагу о неразглашении?

— Нет, но все-таки…

Объяснить, почему они молчат, участники явно не могут (или не хотят?). Даже не могут сказать, просили ли их о молчании — или это личная инициатива.

Понять, в чем фишка, просто так не получается. Придется погружаться…

Сделать нужно совсем немного: всего-то отправить кодовое слово на особый номер телефона — и начнется магия! Ну и на всякий случай предупредить родных и близких, что вступаешь в секту, — чтоб при первых же подозрительных симптомах кричали «караул» и отбирали смартфон.

«Это Бяка-Закаляка кусачая, я сама из головы ее выдумала»

Тренинг и «марафон» в социальных сетях выбирай какой угодно: можно ставить цели на ближайшие пять лет, можно одновременно худеть и учить иностранные языки, можно загадывать желания с гарантией осуществления… Это вроде самое интригующее.

Алгоритм простой: раз в пару дней в специальном чате в WhatsApp появляется дюжина аудиосообщений, в которых автор проекта — назовем ее ментором — объясняет, как правильно жить и как загадывать желания. Вводная часть, на 7–10 дней, — бесплатно: предполагается, что за это время втянешься и так оценишь магию, что ринешься платить.

Первое задание — выбросить из дома весь хлам. Ну, это старо как мир: чтобы впустить в жизнь что-то новое, надо убрать что-то старое — расхожее мнение. О проделанной работе надо отчитаться ментору.

— Если среди хлама нашли губозакаточные машинки — несите их на помойку, больше они не понадобятся. Если всю жизнь кто-то внушал, что нужно быть скромнее, — забудьте. Казалось бы, мы просто выкинули часть вещей, но я уверена, что все испытали очень приятное чувство. Когда мы очищаем пространство, мы подаем сигнал, что мы готовы к внутренним переменам, — звучит обволакивающий голос из телефона.

ЧИТАЮТ ТАКЖЕ  Эксперт раскритиковал идею конфискации машин: сначала искорените пьянство

На третий день мой телефон взмолился о пощаде: не сдюжить ему хранение сотни аудиозаписей длиною в четверть часа, на которые так щедра была ментор! Эти послания почему-то очень хотелось цитировать с интонацией, характерной для молодого Бродского — очень уж заунывно.

Следующий этап — составляем список желаний. Вот тут уже интереснее: оказывается, чтобы мироздание тебя услышало, надо соблюдать кучу правил.

— Главное — это список. Без четких формулировок и качественной проработки списка желаний можно себе здорово навредить. Финальный список мы с вами будем писать от руки — мы от этого никуда не денемся. И если боль живет еще в наших целях, важно, чтобы она минимально читалась в формулировках желаний, — вещает чудо-голос.

Во-первых, никаких желаний, направленных на других людей. Вариант «Хочу, чтобы мой Петя бросил пить» — не сработает. Вдруг Пете нравится пить, и мало ли чего ты тут хочешь? Во-вторых, никакой частицы «не» и никаких отрицательно заряженных фраз. Вариант «Хочу бросить пить» тоже не сработает: в нем слышится негатив. Правильно: «Я хочу вести здоровый образ жизни». В-третьих, никаких абстрактных формулировок. Вариант «Хочу повышения» или «Хочу похудеть» мироздание тоже не услышит. Только конкретика: «Хочу весить 53 килограмма и быть начальником отдела легонькой промышленности».

Ну и на десерт — решить для себя: действительно ли ты хочешь съездить в Париж (выйти замуж, прыгнуть с парашютом — нужное подчеркнуть) или это какими-то мнениями извне навеяно?

Готовый список отсылаем на проверку ментору. Предполагается обратная связь — правда, получается она весьма лаконичной: в ответ прилетает фраза типа «Умничка» или «Переформулируй №5 в позитивном ключе». А кому-то, говорят, просто смайлики присылают — и все, вдохновляйся! Возникает даже подозрение, что на том конце виртуального провода находится не специалист-психолог, а бездушная программа, запрограммированная под рассылку речевых сообщений.

Дальше — больше. Придумали десяточек желаний? Следующее задание: на каждое из них — минимум по три страха. Тех, которые якобы сидят в подсознании и мешают реализовать то замечательное, что уже задумано.

В каких-то аспектах, наверное, оно получается само собой. Например, хочешь большую зарплату — боишься сдохнуть от нагрузок, хочешь родить ребенка — боишься уходить в декрет, хочешь крутую машину — боишься ДТП… Ну и так далее, только не всегда складно.

Допустим, милое понятное желание — путешествовать чаще N раз в году. И чего тут бояться? Летать не боюсь, с языковым барьером проблем нет… Не страшно! Но нет, извините: ментор говорит, страхи должны быть. Ну ладно. С горем пополам выдумываю один: боюсь, что от частых перелетов кожа испортится, сосуды не выдержат да старые рубцы от зубов мудрости болеть будут от перепадов давления (странно, почему я этого боюсь в своем возрасте, но надо же чего-то бояться!). Слово за слово, входишь во вкус, сочиняешь следующий страх — ну а вдруг окружающие озвереют от моих постоянных вояжей?.. Вроде не совсем абсурдно звучит, записываем. Ну и все. Больше никак не придумывается, а ментор велит: минимум три страха будь любезен.

И так — по каждому изобретенному желанию.

Сутки спустя вспоминаешь Чуковского: «Это Бяка-Закаляка кусачая, я сама из головы ее выдумала». Вдруг выясняется, что ты — оказывается! — всего боишься. Особенно жуткими почему-то кажутся те страхи, которые появились только потому, что ментор настоятельно советовал их придумать.

Чертыхаешься: вот жила же прекрасно без этого списка страхов, куда полезла-то?! — и вникаешь в следующее задание.

Контрольный в голову — назначить дату осуществления каждого из десяточка желаний. И вот тут уж начинается совсем караул… Потому что если ты человек занудный, точно в какой-то момент схватишься за голову, думая, как бы поаккуратнее разнести в своем календаре на ближайшие десять дней получение Нобелевки, ремонт будуара и празднование дней рождения несуществующих детей — ну, или всего того, что ты там себе назагадывал.

ЧИТАЮТ ТАКЖЕ  Главного редактора RT раздосадовала зарплата коллеги в 15 тысяч долларов

Признаюсь честно, на этом этапе у меня поехала крыша, и шагать дальше по пути к мечте я не захотела. Хотя можно было — всего лишь за 4000 рублей (если с обратной связью в формате смайлов). Без нее — всего-то 2000, ну а индивидуальная работа с сопровождением обойдется уже в 20–30 тысяч рублей… Вполне средняя цена, если оценить рынок. И ведь пользуется спросом!

— Сегодня люди обрели свободу выбора, и наши психологические возможности во многом определяют нашу успешность. Люди все больше стремятся понимать себя и получать радость от жизни, и во главе угла оказывается «я», личность. Поэтому растет интерес к тренингам личностного роста, — объясняет Виктор Макаров, президент Общероссийской профессиональной психотерапевтической лиги.

Вот только к врачам-психотерапевтам мы — по старой русской традиции — не спешим. Предпочитаем «знающих бабок» XXI века, у которых вместо травок — мотивирующие аккаунты.

— В психологии никогда нельзя говорить о том, что тебя «научат загадывать желание». Этим занимаются «продавцы надежд», которые ни за что не отвечают. Так что нужно понимать: тренинг личностного роста — это одно, а шоу под названием «тренинг личностного роста» — это совсем другое. Важно их различать. Здесь у россиян пока проблемы: в западных странах человек сразу может проверить фамилию психотерапевта на сайте минздрава. У нас этого нет — остается только самореклама: «Вы пришли на наш тренинг, потому что хотите изменить жизнь! Вы готовы потратить время на то, чтобы стать счастливыми!»… Это шоу, и никаких гарантий, — резюмирует Макаров.

По его словам, самая распространенная проблема — в том, что онлайн мы часто попадаем не на грамотного специалиста, а на яркую рекламу. Здесь сразу вспоминается старый анекдот:

— Добро пожаловать на наш мастер-класс «Как за один вечер заработать миллион рублей»! Скажите, сколько в зале человек?

— Тысяча!

— А сколько стоил билет?

— Тысячу рублей!

— На этом все, наш мастер-класс окончен, всем спасибо!

Так и получается нехороший результат — когда в сознании людей смешивается все и сразу: и серьезные вебинары, которые проводят квалифицированные психотерапевты, и погоня за мифической синей птицей. Причем не всегда очевидно, действительно ли на том конце провода ментор — или специально обученные «люди-эсэмэски».

— Я участвовала в «марафоне» по четырем направлениям: саморазвитие, похудение, прокачка соцсетей и альтруизм. Раз в сутки ведущая «марафона» выкладывала по одному заданию на каждое направление. Все общение происходило в закрытом чате в WhatsApp, туда же надо было выкладывать отчеты. Не выложил до окончания суток — вылетаешь из «марафона», тебя удаляют из чата. Создавалось впечатление, что ведущей было немного не до «марафона»: задания некоторые повторялись, в некоторых по логике нарушалась последовательность, что мной воспринималось как невнимательность, — поделилась впечатлениями Ксения, попытавшая удачи в тренинге по созданию «лучшей версии себя».

Человека в «разобранном» состоянии нельзя оставлять одного

Как выяснилось, даже при взаимодействии с менторами через экран посредством WhatsApp начинает ехать крыша. Так что неудивительно, что при личном общении — у тех, кто решился посетить очные тренинги, — крыша едет еще сильнее.

— Пошаговый алгоритм — желания, страхи, цели… — работает для очень малой части людей. Между тем, как человек прописывает свои желания и свои страхи, и тем, как он с ними работает, есть множество технологий. Эти шаги базовые, но без персональных технологий тут никуда. Массовые тренинги подходят, чтобы отобрать людей для индивидуальных занятий, — считает Виктор Макаров.

ЧИТАЮТ ТАКЖЕ  Суд продлил меру пресечения младшей из сестёр Хачатурян

Так что то ли тут тут действует принцип котенка по имени Гав: «Давайте бояться вместе!», то ли организаторы подобных мероприятий на самом деле имеют в виду совсем не помощь страждущим.

— Люди вполне могут сидеть, пить чай и разговаривать о задушевном. Однако я не думаю, что они при этом начнут плакать, биться головой об стену или что-то в этом духе. А на трехдневном тренинге, который я посещал, именно так и было. Тренинг был ориентирован на решение каких-то внутренних проблем, и одной из задач там было «проживание» сложных ситуаций. Некоторые, кстати, из детства: например, одному товарищу, который имел проблемы с родителями, предлагалось подходить ко всем мужчинам и звать их «папа». Обстановка, задания, музыка — все это вместе бьет по психике. И потом люди, которые там оказались вместе с тобой, кажутся самыми близкими на свете. Помню, я подвозил домой девушку, и она кинулась мне на шею с рыданиями: «Не уезжай, я без тебя не могу!..» Это все-таки уже за гранью разумного, — поделился своим опытом один из читателей «МК».

Кстати, по его словам, организаторы мероприятия дали участникам своеобразное напутствие: в течение двух недель после окончания занятий не допускать близких отношений — вероятно, заведомо зная, что люди в измененном сознании могут натворить всякого. Но, что интересно, именно через две недели все «поползновения» как отрезало.

— Такой эффект может появиться от совместного переживания трудностей, совместной работы, ощущения себя частью группы. Это совершенно естественно, поэтому в группах и должен быть принцип конфиденциальности. Когда мы собираем группу, такой эффект всегда появляется и сохраняется на несколько дней. Люди возвращаются в состоянии эйфории, а потом может наступить разочарование. Однако это не совсем правильно: такой эффект возникает либо от некорректной работы коуча, либо если он ставил именно такую цель. Зачем? Например, чтобы заработать, чтобы заставить вернуться или чтобы привлечь новых участников. Часто это работает как маркетинговая пирамида, — объясняет Виктор Макаров.

Действительно: в группе, куда угодил наш читатель, следующей рекомендацией было «привести друга» и стать своего рода наставником-куратором для следующей группы. Ну и чем это отличается от продаж косметики или чудо-пылесосов?..

Большинство респондентов, согласившихся поделиться опытом участия, сходятся во мнении: порою тренинги помогают взглянуть на свою жизнь под другим углом и, может быть, что-то новое про себя понять. Однако совсем уж отдавать свою психику на откуп менторам — особенно если они не являются квалифицированными психотерапевтами — все же не стоит.

— Если занятия разбередили человеку душу, и он испытал шок, это нормально. Однако психолог должен помочь человеку «собрать» все это обратно, человек не должен уходить домой «разворошенным». Если речь идет о личных травмах, проговаривать и прорабатывать их нужно индивидуально. Задача тренинга — дать инструменты для дальнейшей работы. И почти всегда человек приходит к мысли, что необходимо что-то менять в себе. Нельзя, оставаясь прежним, выучить алгоритм действий и изменить жизнь, — считает Сергей Ключников. — Хороший тренер обеспечивает сопровождение после тренинга, работает до достижения результата. Тот, кого интересует только выручка, так не делает. И тут возникает следующий вопрос: а как реагируют люди? При общении онлайн сложно навредить человеку: вебинары в одно ухо влетают, а в другое вылетают. При личном общении бывает сложнее.

Так что давайте, ребята, внимательнее выбирать менторов — так, чтобы потом не биться головой об стенку в ужасе от придуманного страха. Так, глядишь, и гармония с собой придет.

Источник

Загрузка ...
Перейти к верхней панели