Изнасилованная дознавательница из Уфы требует восстановить ее на работе

Дело уфимской дознавательницы, которая обвинила в изнасиловании троих полицейских, застопорилось. Ни результатов экспертиз, ни следственных действий больше не проводят.

Подозреваемым продлили арест до апреля месяца. А потерпевшая просится обратно на работу в правоохранительные органы.

Адвокат одного из задержанного прокомментировал «МК» ситуацию по громкому делу.

— У нас ничего не меняется. Полицейские — в СИЗО. С экспертизами нас не знакомят. По последней информации, вроде 7 марта должны обнародовать результаты. Но верится с трудом. У нас есть основания предполагать, что экспертизы — пустые, — рассказывает адвокат Рустам Ибрагимов. — Я ведь недавно ознакомился со статистикой подобных расследований. Выяснилось, что по таким делам, 70 процентов — оговоров. Похоже, это наш случай.

— Но в вашем деле непонятно — зачем девушке понадобилось оговаривать коллег?

— Сейчас наши подзащитные уже пришли в себя после стресса. Вспоминают какие-то детали. Анализируют, кому такая ситуация могла быть выгодна, кто что говорил им в последнее время. Адвокаты проводят свое собственное расследование. Раньше времени не стану раскрывать все карты, всему свое время. Очевидно, что в заявлении об изнасиловании не все чисто.

— У вас появились неопровержимые доказательства невиновности арестованных?

— Могу сказать, что сейчас собрана целая папка доказательств по Салавату Галиева. Его защищают три адвоката. Они предоставили суду полный расклад по его передвижениями в тот вечер, расписали хронометраж по времени — где и с кем он был. Защитники привели показания всех свидетелей, которые видели Галивева в тот вечер, нашли водителей, которые его отвозили-привозили. Еще получили полную информацию с телефона Галиева, выяснили в какое время он вызывал шофера. Судя по всем этим данных, он никак не могу изнасиловать потерпевшую. По времени ни одного совпадения. На продлении ареста Галиеву, его адвокаты долго спорили с судьей. Но суд продлил арест.

ЧИТАЮТ ТАКЖЕ  Кризис Судан: силовики осуждены за насилие против протестующих

— Второго подозреваемого Павла Яромчука тоже оставили под стражей, хотя у него обнаружили опухоль.

— Павла Яромчука полдня возили по городу, чтобы подтвердить диагноз. Его осматривали врачи и делали вывод на предмет, можно ли с такой опухолью оставлять человека в СИЗО. Видимо, докторов так запугали, что они выдали заключение, что Яромчук может находится под стражей. Существует перечень болезней, с которыми не допускают пребывания в следственном изоляторе. Болезни полицейского в перечне не оказалось.

— За последнее время проводили еще какие-то следственные действия?

— На мой взгляд, следователи только время тянут. Например, в кабинете нашего подзащитного Эдурада Матвеева нашли запечатанные охотничьи патроны. Провели экспертизу этих патронов. Никаких правонарушений не нашли. Для чего это надо было делать, не понимаю. На мой взгляд следователи должны были пообщаться с сослуживцами подозреваемых, с женами, расспросить, какие предпочтения у них в сексе, если уж дело касается интимной стороны, имеет ли место быть жестокость. Но ничего подобного не проводили.

— Судебно-психологическая экспертиза с подозреваемыми проводилась?

Проводилась. Это больше напоминало амбулаторную пятиминутку в условиях следственного изолятора. Приехала бригада врачей, задавали пикантные вопросы подозреваемым. Например, мог ли 50-летний мужик в подпитии провести те или иные сексуальные действия, которые ему приписывает пострадавшая. Или — мог ли подозреваемый после семяизвержения сразу продолжить половой акт. Так же уточняли, способны ли обвиняемые вообще на повторный половой акт с теми болезнями, которые у них выявили.

— Правда, что пострадавшая требует компенсацию за моральные ущерб в размере 100 млн рублей?

— Да, хочет 100 миллионов со всех участников конфликта.

— Как она сейчас живет после увольнения из органов?

ЧИТАЮТ ТАКЖЕ  Опохмелиоз

Она подала заявление в Кировский райсуд о признании ее увольнения незаконным. Просит восстановиться на работу в УВД. Перспектива ее восстановления, конечно, мутная. Ведь проводилась служебная проверка, выяснилось, что она, когда еще была сотрудником полиции, в нетрезвом состоянии ездила за рулем автомобиля. За такие вещи всегда увольняют.

— Ее именно поэтому уволили? Не за то, что она распивала спиртные напитки с коллегами?

— По моим данным, именно за езду в нетрезвом виде.

— Вы думаете, дело до суда дойдет?

Надеюсь, что мы справимся и выдернем полицейских из СИЗО. Хочется верить, что до суда дело не дойдет. Сейчас наши подзащитные вышли из стрессового состояния. Понимают, что им надо бороться. Матвеем мне так и сказал: «Некоторым сокамерникам я завидую. Они точно знают за что их закрыли и когда они выйдут. А я не знаю».

На последнем судебном заседании Эдуард Матвеев попросил о поддержке журналистов и заявил, что дело сфабриковано. Салават Галиев добавил: «Буду держаться до последнего. Докажу все равно свою правоту. Правда одна. От нее никуда не денешься».

Источник

Загрузка ...
Перейти к верхней панели