Адвокаты Мамаева и Кокорина нашли «вопиющие нарушения» в документах следствия

В Пресненском суде, на процессе по обвинению в хулиганстве известных футболистов Павла Мамаева и Александра Кокорина, допросили сотрудника полиции Максима Сизова. Он участвовал в обысках на квартирах подозреваемых. В частности, проводил обыске по месту жительства Александра Кокорина. Сизов сначала изымал электронные накопители, а затем с сотрудниками ЭКЦ проводил раскадровку видеозаписей.

— Лично общались с Кокориным Кириллом? — спросила прокурор.

-Может, во время его доставки к следователю.

-Он что-то пояснял?

-Особых каких-то пояснений не было. Да, набедокурил, посмотрим, что дальше будет…, — пояснил свидетель, участвовавший в следственных действиях.

— Вы сообщили суду что вместе с экспертом проводили раскадровку видеозаписи? Сколько по времени это длилось. — спросил адвокат Ромашов.

— Точно не могу сказать. Неделя-три.

— Как эксперт процессуально оформил раскадровку или вообще не оформлял? — спрашивает Ромашов.

— Документы оформлял. Сейчас не смогу вспомнить, как.

— В руки вам эксперт что отдал после процедуры?

— Пакет документов и электронный накопитель.

— Раскадровку чего он делал?

— Я совместно с экспертом акцентировали внимание на тех кадрах, которые могут иметь значение для уголовного дела, затем он сделал стоп-кадр, скриншот и распечатал фото, — повторил свидетель.

— Когда установили причастность Кокорина Кирилл?

-Не могу сказать, когда..по-моему через три-четыре дня после случившегося….После получения поручения поехали по месту жительства Кирилла Кокорина.

— Александра Кокорина видели?

— Александра не видел. Там была следственная группа, было много следователей, — пояснил Сизов.

При этом, он отметил, что другого варианта доставить брата футболиста не было. Впрочем появление на пороге дома стражей порядка юноша воспринял адекватно:

— Сопротивления не было, — констатировал Сизов.

Свидетель также пояснил, что во время проведения раскадровки одинаковое внимание уделял как атакам на потерпевших, так и с их стороны:

ЧИТАЮТ ТАКЖЕ  Выходе Великобритании: Тереза может встретиться с Ангелой Меркель и Эммануэль Макрон

-Точно помню, что со стороны Гайсина был захват за шею Мамаева или Кокорина. Такой кадр должен быть, — сказал Сизов

Прокурор продемонстрировал свидетелю раскадровку (глянцевые цветные фото очень хорошего качества), поинтересовался, все ли в порядке. Тот внимательно изучил материалы дела.

— Угу. Все соответствует действительности, — сказал Сизов и вернул альбом прокурору Светлане Тарасовой.

— При вас наклеивали фото на бумагу? — интересуется Ромашов.

— Да.

— Кто делал?

— Следователь.

— А подписи?

— Следователь.

Адвокат пояснил, что задаёт эти вопросы, потому что заметил много несоответствий в материалах. К тому же, он не исключает, что заинтересованные лица могли подменить фото.

— Там же подписи стоят, — подсказывает адвокату ответ Тарасова.

Снимочек номер 29″ попросил предоставить свидетелю адвокат Барик.

— Только вы не читайте, что там написано. Своими словами опишите, что видите, — идёт на хитрость защитник

— Какова цель совершаемых действий? Какой практический смысл? — интересуется судья.

Тем не менее адвокату разрешают провести эксперимент.

Кокорин наносит удар Соловчуку и, возможно, Кокорин снова наносит удар Соловчуку, — рассказывает о фото свидетель. Эксперимент для стороны обвинения, кажется, проходит успешно.

Сразу после того, как свидетель ушел, адвокат Ромашов заявил о том, что тот только что рассказал о вопиющих нарушениях со стороны следствия:

Нарушена упаковка. Кроме того результат указанных совместных действий оперативника и эксперта не был оформлен. В материалах дела есть только письмо начальника ЭКЦ об оказании содействия… Мы, наверное, будем ходатайствовать об исключении всех этих доказательств, — заключил защитник.

Коллеги Ромашова с ним согласились.

Источник

Загрузка ...
Перейти к верхней панели