Бастрыкин открыл мотив керченского стрелка: «пояснил за шмот» массовым убийством

Владислав Росляков, расстреливая и взрывая своих одноклассников в керченском колледже, оказывается «пояснял за шмот». Если верить главе СК России Александру Бастрыкину, то мотивом самой кровавой школьной бойни стала месть. Рослякова унижали, поскольку он носил вещи с рынка — подделки под известные марки.

Выступая с лекцией в государственном университете юстиции, Бастрыкин сказал: «Оказывается, сейчас важно ходить в джинсах именно американских, а не в подделке под американские». И футболка должна быть не поддельная. А Росляков «подделывал, покупал на рынке», поскольку у него была только мама. Его «постоянно унижали на этой основе, вот результат».

Знаете, какое слово в этой цитате самое важное? Слово «оказывается». Там у них, в верхнем параллельном мире, все время происходят открытия — оказывается, зимой падает снег и его надо убирать, оказывается, на прожиточный минимум прожить нельзя… Да много чего еще оказывается. Не надо только рассказывать, что СК не обязан знать о всех течениях в молодежной среде. Бастрыкина никто за язык не тянул, когда он еще несколько лет назад заявил, что преступления против несовершеннолетних — приоритет для Следственного комитета. И даже расследования дел этой категории в СК забрал. Значит, обязан знать. Но, как говорится, что имеем. Поэтому придется заняться просветительством.

Явлению «поясни за шмот» уже довольно много времени. Суть в том, что если ты надел вещь, являющуюся признаком какой-либо субкультуры (по модели, типа косухи для любителя рока, или по марке, типа «Тор Штайнер» для наци), к тебе может подойти толпа несчастных малолеток и потребовать «пояснить за шмот». Диалога не будет — обычно все заканчивается избиением и унижением. В последние годы в истории «поясни за шмот» акцент сместился — требуют пояснять за брендовые вещи и, конечно, за их подделки. Понятно же, что на настоящий Vetements какой-нибудь деньги есть только у богатых (6 тысяч за носки), а очевидную подделку с рынка будут носить только бедные, которым хочется пусть не праздника, но хотя бы не выглядеть нищим. В результате под раздачу попадают одевшиеся не по чину. В Москве этот бред уже не слишком распространен, но в регионах цветет.

ЧИТАЮТ ТАКЖЕ  Семилетняя дочь Виктории Бони уличила мать во лжи

Рослякова, если верить Бастрыкину, унижали как раз за подделки. Кто его знает, зачем он их носил. Может мама на рынке покупала — модное, мол, вот и сын подруги такое носит. Ей же не объяснишь, что так не надо делать.

Детям вообще очень сложно что-то объяснить своим родителям. Дети лезут под ноги, капризничают, не слушаются. Не потому, что испорченные, а потому что им любовь нужна. Безусловная. А мы отпихиваем — не лезь, не мешай, ругаемся — зачем сломал, зачем испачкался, кричим — дурак, что ли совсем. А то и бьем. Вместо любви у них внутри возникает пустота. Которую заполняет ненависть к другим, не таким как ты. Потому что если ты — нелюбим и не нужен, то, наверно, причитающуюся тебе любовь получает тот, кто от тебя отличается.

Вот эти недолюбленные дети собираются в стаи и начинают, например, спрашивать «за шмот» у других таких же несчастных. Или в АУЕ играть (надеюсь, Бастрыкин в курсе, что это такое).

Что делать? Эх, знать бы. Можно попробовать меняться самим. Но это очень долго, очень трудно и очень болезненно. Нам же простое решение подавай.

У Рослякова простое решение нашлось. У него требовали «пояснить», он взял помповое ружье и пояснил. Два десятка трупов.

У Александра Бастрыкина рецепт только с виду простой, как лупа. Нужно, говорит, «обеспечить адекватное воздаяние за дела добрые и недобрые». Очевидно. Бесспорно. Помнится только, о «диктатуре закона» нам еще в начале века говорили. Что-то не срослось за 20 лет «обеспечить адекватное воздаяние».

Может, как вариант, начнем с того, что попробуем услышать, что нам наши дети говорят? Чтобы не было потом вот этого «оказывается».

ЧИТАЮТ ТАКЖЕ  ВФП обвиняют в финансировании охранников, которые пытают и убивают в браконьерстве войны

Источник

Загрузка ...
Перейти к верхней панели