Анти-антифашизм: участников акции памяти Маркелова и Бобуровой ждет суд

Марш в память об убитых неонацистами 10 лет назад адвокате Станиславе Маркелове и журналистке Анастасии Бобуровой прошел под аккомпанемент ОМОНовских дубинок. Согласованная и, казалось бы, мирная акция закончилась арестами. Задержанные активисты остались в ОВД на двое суток, суд их ждет только в понедельник. При этом большинство участников несогласованных оппозиционных акций отпускают в день задержания. Почему памятное шествие из 30 человек решили разогнать жестче, чем последние митинги Навального, подтянув к месту событий бойцов Росгвардии и ветеранов украинского «Беркута», и чем именно провинились антифашисты?

«Была бы моя воля, убил бы тебя» — рычит озверевший ОМОНовец в сторону одного из активистов. Им оказался член Московской Хельсингской группы Николай Кретов. Марш снимали на видео с разных ракурсов, но понять, чем именно Кретов спровоцировал такую агрессию – нельзя. По словам очевидцев, задержаниями руководил полковник полиции Махонин, он же показывал, кого именно выхватывать из толпы. Сопредседателя Профсоюза журналистов Игоря Ясина схватили, когда он, в знак протеста против преследования геев в Чечне развернул радужный флаг. В этом, учитывая закон о запрете пропаганды гомосексуализма, еще можно найти какую-то подоплеку. Но стоило ли лупить активиста с флагом дубинками, тащить его по асфальту и закидывать в автозак? А вот Дмитрия Борисенко схватили за то, что он развернул плакат с надписью «Нет фашизму!». Закона о запрете пропаганды антифашизма у нас пока что нет…

Хотя, о более чем серьезном отношении силовиков к антифашистской акции говорит, например, то, что на нее созвали не просто ребят срочников, на чьи безбородые румяные лица в таких случаях обычно надевают ОМОНовские шлемы, а «тяжелую артиллерию». Например, бывшего полковника украинского «Беркута» Сергея Кусюка. Конечно, документы он не показывал, но ОМОНовец, руководивший задержаниями, как брат близнец похож на грозу «евромайдана». Именно он руководил первым жестким разгоном студентов на площади Независимости в Киеве в ночь на 30 ноября 2013 года. После этого количество протестующих стало стремительно расти. Теперь «ценный кадр» зачем-то привлекли к разгону шествия из 30 человек. Конечно, можно было бы предположить, что в органы затесались диверсанты, но все гораздо прозаичнее. Здравый смысл часто покидает представителей власти, когда они слышат волшебное слово «разнарядка».

Дело в том, антифашисты с недавних пор стали среди оппозиционеров главным объектом прессинга со стороны правоохранительных органов. Особое внимание на это журналисты и правозащитники стали обращать во время подготовки к Чемпионату мира по футболу в России. По всей видимости, перед органами стояла задача обезвредить конкретное количество радикалов. И в главные радикалы, за неимением более подходящих кандидатов, записали активистов антифа. В полицейских протоколах их архаично называли «народовольцами».

Еще со времен «болотных протестов» известно, что перед разгонами митингов бойцов серьезно обрабатывают, показывают им фотографии оппозиционеров, находят их антигосударственные высказывания в соцсетях, говорят об «оранжевой» угрозе и всячески настраивают против тех, кого им придется «винтить» на митингах, этим объясняется агрессия и фразы вроде «убил бы тебя» при задержаниях.

По словам защитников, на всех задержанных составили протоколы по статье 19.3 КоАП о неповиновении полиции и до суда оставили под арестом. Вот только, согласно решению Верховного суда, эта статья не может применяться к участникам массовых согласованных акций и на последних, даже несогласованных, акциях Навального активистам вменяли 20.2, а после составления протоколов, отпускали домой. Не говоря о том, что Кретов во время задержания специально поднял руки и несколько раз произнес «я не сопротивляюсь». Но, видимо, по отношению к «народовольцам» закон не писан.

Источник

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели