Тайник в Ессентуках: как у казака оказались уникальные царские фотографии

Нынешний январь оказался богат находками кладов, имеющих прямое отношение к царской семье. Только утихли страсти по поводу обнаруженной в Ташкенте коллекции великого князя Николая Константиновича, и вот еще один нежданный «подарок»: на сей раз в Ессентуках при ремонте старого здания наткнулись на припрятанные на чердаке уникальные фотографии семьи и приближенных царя Николая II с автографами царских детей! По предварительной версии, этот тайник устроил больше века назад один из охранников императора – казак Анатолий Федюшкин. Такое неординарное событие дает повод поподробнее вспомнить о «лейб-казаках» – тех, кто охранял последнего самодержца российского.

Безопасность Его Величества с семьей обеспечивала весьма многочисленная и «пестрая» «команда». Вот лишь некоторые из этих спец-подразделений – дворцовая полиция, Особый охранный отряд, группа агентов сопровождения в штатском, железнодорожный полк, пехотная рота охраны… А еще казаки – Собственный Его Императорского Величества конвой.

Эта гвардейская часть была сформирована еще в начале 19-го столетия. Поначалу на службу попадали представители «инородческого» населения – ногайцы, черкесы, крымские татары… Однако постепенно этнический подход менялся, и с наступлением ХХ века в «личке» были практически только казаки – две сотни терцев и две сотни кубанцев.

Служба осуществлялась своеобразным «вахтовым» методом. В охране царской семьи непосредственно участвовали две сотни, а другие две в это время находились на «домашних каникулах», через два года «конвойцы» менялись местами.

В это элитное подразделение отбор осуществляли строжайший, фактически, штучный. «Конвойские» командиры регулярно отправлялись на Кубань, в терские казачьи станицы и там искали кандидатов. Первым условием отбора были антропометрические данные: кандидат в царские охранники должен был иметь рост не менее 180 см правильные пропорции лица и тела. Вслед за тем наступала очередь характеристик – требовалась непременно похвальная рекомендация местного атамана, подтвержденная справкой о благонадежности. Наконец, в последнем «туре» проходило собеседование, целью которого было оценить сообразительность новичка, его коммуникабельность…

Особая ситуация сложилась после начала Первой мировой, когда император (порой – с сыном-цесаревичем) стал регулярно выезжать в Ставку и в Действующую армию. В таких поездках Николая II сопровождали его верные телохранители – огромного роста казаки Пилипенко и Ящик, а также взвод кубанцев и терцев.

Необычна история Тимофея Ящика. Он служил в «царских» казаках с 1904 года и в конце концов так приглянулся царю, что по желанию Николая был назначен вторым камер-казаком при государевой персоне. В послереволюционное время Ящик состоял при императрице Марии Федоровне, вместе с ней в конце концов перебрался в Данию, где и прожил до самой смерти. В фондах копенгагенского музея хранится ныне коллекция личных вещей Тимофея, в том числе его «конвойская» казачья форма.

Не удивительно, что среди обнаруженных сейчас в потайной «закладке» на чердаке фотографий многие запечатлели членов царской семьи именно в окружении «конвойцев», – эти бравые казаки становились за время службы «при царских персонах» хорошо знакомы государю и его близким.

Впрочем при всей ее внешней престижности служба в казачьем конвое была отнюдь не сахар. Сплошь и рядом приходилось осуществлять охранные мероприятия и в дождь, и в стужу, не жалея собственного здоровья. И при том – вот ведь парадокс «социалки» царских времен! – казакам-телохранителям хорошая пенсия просто так, за выслугу лет не назначалась. Чтобы получать достойный «пенсион» в старости, служивый должен был отметиться каким-то неординарным поступком при исполнении охранных обязанностей. Лучше всего было задержать террориста, затевающего покушение на «первых лиц».

История Собственного Его Императорского Величества конвоя оборвалась вскоре после отречения Николая Второго. С упразднением в России «царской должности» охранявшая монарха лейб-казачья часть была переименована сперва в Конвой Верховного Главнокомандующего. А еще через несколько дней – в Лейб-Гвардии Кавказский казачий полк, который отправили после этого в Действующую армию. Однако в таком качестве элитное подразделение просуществовало чуть больше двух недель. 30 марта 1917-го Конвой был полностью расформирован.

Многие из казаков-«конвойцев» в последующем примкнули к Белому движению, участвовали в боях с Красной армией, а потом вынуждены были покинуть Родину. Возможно, именно такой печальный путь прошел и предполагаемый устроитель обнаруженного сейчас «фотографического» клада бывший лейб-казак Анатолий Федюшкин. Вероятно, оказавшись в рядах отступающих «беляков», он решил спрятать свой фотоархив, который в случае попадания к «красным» мог быть опасным компроматом.

Надеялся ли царский охранник когда-нибудь вернуться и забрать ценные для него снимки , – мы этого уже никогда не узнаем..

Источник

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели