Поисковики рассказали, когда найдут все пропавшие на Балтике подлодки

Великая Отечественная оставила после себя немало тайн. И значительная часть их скрыта на дне моря. До сих пор остаются не известными судьбы некоторых боевых кораблей, места их гибели. Стереть эти «белые пятна» пытаются энтузиасты – участники подводного поискового проекта «Поклон кораблям Великой Победы». В последние годы они сконцентрировали свои усилия на Балтийском море.

– Наша цель – закончить подводную войну на Балтике, – пояснил руководитель поискового проекта Константин Богданов на состоявшейся пресс-конференции в РИА «Россия сегодня».

Эта группа энтузиастов подводного поиска действует уже почти 15 лет. Начинали на Черном море, потом занялись тайнами Балтики. В последние годы именно она стала местом проведения экспедиций. Причем главное внимание Богданов и его соратники уделяют обнаружению погибших советских подлодок.

– За весь период Великой Отечественной наш Балтийский флот потерял 46 подводных лодок, – рассказал военный историк Мирослав Морозов. – Из них 24 субмарины пропали без вести, обстоятельства и место гибели их остались не известны. Впрочем в справочной литературе советских времен такой печальный факт тщательно маскировался: там публиковались фактически выдуманные истории гибели каждого из этих кораблей. В реальности же судьба подлодок оставалась не уточненной. До 2002 года удалось случайно обнаружить на дне и идентифицировать лишь три пропавшие советские субмарины, да и то это заслуга зарубежных дайверов. А у нас долгие годы целенаправленный поиск погибших боевых кораблей был вообще невозможен, все документы, относящиеся к их гибели, хранились под грифом «секретно». Получить к ним доступ стало возможно лишь в 2007-м. В последние годы ситуация радикально изменилась. Главным образом, благодаря участникам поискового проекта «Поклон кораблям Великой Победы». Ежегодно им удавалось отыскать на дне 2-3 подводные лодки. В итоге на сегодняшний день остаются не найденными всего 4 советские субмарины.»

По словам Константина Богданова, после обнаружения каждой очередной погибшей подлодки, проводится целый комплекс работ по увековечиванию памяти погибших на ней моряков.

– Наш сезон начинается в мае и продолжается до осени. За это время проводим по 3-4 экспедиции. Максимально сузить область поисков на дне удается, благодаря предварительной тщательной работе с архивными документами. Когда обнаружена подлодка, нужно ее идентифицировать. Здесь важную роль играют индивидуальные характерные признаки кораблей. Например, благодаря технической документации мы знаем, что подлодки серии «Щ» более позднего выпуска имели не одно, а два орудия: они установлены впереди и позади рубки. Это помогло опознать в обнаруженной недавно на дне неподалеку от острова Большой Тютерс субмарине лодку Щ-308.

Часто задают вопрос, будут ли поднимать найденные нами корабли? Ответ однозначный – нет. Во-первых нужно учитывать, что балтийская вода очень «негостеприимна» по отношению к металлу. Из-за своего характерного состава она активно воздействует на корпус корабля. В результате за прошедшие после войны десятилетия подводные лодки, лежащие на дне, оказались в очень ветхом состоянии. И при попытке подъема на поверхность они, скорее всего, просто разрушатся. Но есть и еще один важный момент: в соответствии с принятыми в мире правилами, каждый погибший с экипажем корабль считается братской могилой моряков, и потому трогать его нельзя.

Однако мы нашли способ, как, не нарушая никаких правил и без ущерба для сохранности, можно «поднять со дна» обнаруженную нами подводную лодку. Мы проводим ее сплошные фото- и видеосъемки. На это требуется по 3-4 погружения специальных команд дайверов. А потом на основе отснятого на дне материала наши специалисты создают виртуальный музей затонувшего корабля, его 3D мемориал, который выкладывается потом в интернете. Так что все желающие, в том числе – что очень важно, родственники, потомки погибших моряков, – могут на экране монитора осмотреть со всех сторон лежащую на дне субмарину, в деталях рассмотреть ее надстройки, полученные повреждения… Первым таким объектом стала подводная лодка Щ-320.

Кроме того на завершающей стадии экспедиционных работ мы обязательно крепим на борту погибшего корабля мемориальную доску, на которой перечислены все погибшие на нем моряки.»

Как рассказал Константин Богданов, иногда удается даже, благодаря сделанным дайверами наблюдениям, уточнить некоторые обстоятельства давней морской трагедии.

– Например, при обследовании затонувшей на немецком минном заграждении «Малютки» – подводной лодки М-95, мы обратили внимание на ее люк. Он оказался приоткрыт, но дальнейшему открытию явно мешало погнутое внешним взрывом леерное ограждение. Это позволило предположить, что моряки, уцелевшие при столкновении субмарины с миной, пытались спастись, покинуть свой тонущий корабль через рубку, но это им не удалось из-за невозможности полностью открыть люк: мешала погнутая стойка леерного ограждения.

Одной из последних по времени наших находок стала подлодка Щ-405, погибшая в июне 1942-го. Известно, что эта субмарина подорвалась на немецкой мине, когда шла в надводном положении. Проведенные нами исследования позволили определить, что тогда мощным взрывом лодку разорвало пополам. Обе эти части лежат теперь рядом. Чтобы их обследовать нам пришлось приложить дополнительные усилия: ведь погибший корабль оказался буквально «закутан» в «кокон» из рыбацких сетей, которые надо было разрезать и хотя бы частично убирать прочь, иначе плохо видны фрагменты рубки, рули глубины, винт… Такая же ситуация была и со «щукой» – Щ-308. Она тоже за прошедшие с момента гибели семь десятилетий не раз попадалась в рыболовецкие сети, которые опутали корабль.

– Пытаются ли дайверы пробраться внутрь корпуса обнаруженных подлодок? Ведь там могут обнаружиться какие-то документы, предметы, помогающие приоткрыть тайну гибели боевого корабля?

– Проникнуть внутрь трудно и опасно, – пояснил Мирослав Морозов. – Могу напомнить случай, произошедший на Черном море у берегов Болгарии. Там обнаружили затонувшую советскую подлодку и попытались проникнуть в нее через рубочный люк. Это едва не стоило жизни водолазу. А в итоге внутри удалось найти лишь фрагмент вахтенного журнала, который не добавил никаких конкретных фактов к истории последнего боевого выхода этой субмарины.

– Балтийское море – холодное и темное, – добавил Константин Богданов. – Кроме того, здесь уже говорилось, что его вода очень активно воздействует на металл, лишая его прочности. Поэтому попытки проникновения в отсеки погибшей лодки очень опасны. Из всех обследованных нами подводных лодок лишь одна – Щ-406, – лежит на дне на ровном киле с открытым рубочным люком. Однако за долгие годы вся рубка оказалась забита илом, так что ничего там увидеть не удалось.

– Какие погибшие в войну на Балтике подводные лодки остаются пока «невидимками»?

– Одна из них – М-98, погибла в ноябре 1941-го. Ее «близняшка» М-96 затонула в в сентябре 1944-го… Интересный корабль – подлодка «Калев», затонувшая во время выполнения специального задания осенью 1941 года. Эта субмарина попала в состав Балтийского флота после присоединения Эстонии к СССР. Причем строили ее в свое время эстонцы на народные деньги в Англии. Мы уже предпринимали попытки «запеленговать» «Калев» на дне во время одной из последних экспедиций, однако вместо нее обнаружили совсем другой корабль – эскадренный миноносец «Калинин», затонувший во время трагического таллинского перехода Балтфлота в 1941 году.

Среди ненайденных еще подлодка Щ-302. Ее история окутана многими тайнами. Командование Балтийского флота посчитало, что эта субмарина затонула уже вскоре после выхода на боевое задание осенью 1942 года, и внесло «триста вторую» в списки погибших кораблей. Однако в немецких архивных документах удалось потом найти несколько упоминаний об атаках на корабли неизвестной подводной лодки. Сравнивая эти сведения с другими документами, можно предположить, что Щ-302 продолжала успешно воевать с немцами еще на протяжении почти сорока дней после того, как у нас ее объявили погибшей.

– Подводный поиск, да еще сопровождающийся масштабными видеосъемками, подготовкой виртуального музея, – это наверняка очень затратное дело…

– Да, средств это требует немалых, – подтвердил Константин Богданов. – Однако нашему проекту помогает Министерство обороны, командование Балтийским флотом… Мы получали грант из президентского фонда. Также и Русское географическое общество неоднократно выделяло гранты. Надеемся, что это произойдет и в наступившем году. Ведь предстоящий до мая 2020 года период будет для нас очень «жарким». Есть мечта за оставшееся до 75-летия Победы время найти все погибшие на Балтийском море советские подлодки. – Как известно, война не закончена, пока не похоронен последний погибший в ней солдат. Вот мы и хотим таким образом закончить подводную войну на Балтике, – найти места гибели всех балтийцев-подводников, увековечить их память.

Источник

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели