Одинокой матери светит уголовное дело за три дня неоформленного отпуска

Директор детского сада в Челябинской области вот уже несколько месяцев как отстранена от работы. Причина — отсутствие на рабочем месте в течение трех дней без официального оформления отпуска. Увольнение по статье — пятно на карьере работника сферы образования, и одинокая мать теперь никуда не может устроиться. Но шокирует даже не это, а то, что на бывшего директора детсада местная прокуратура собирается завести уголовное дело. Ее обвиняют в том, что она похитила у государства три тысячи рублей — такова цена ее неофициального отпуска…

Одинокая женщина с детьми для государства — объект особого внимания. Существует целый ряд гарантий и компенсаций, предусмотренных для женщин и прописанных в трудовом законодательстве. Тут и гибкий график, и дополнительные дни к отпуску, к тому же мать с детьми сложно уволить и загрузить сверхурочной работой. Существует целый ряд законов и постановлений, поддерживающих работающих матерей… Тем печальнее история, произошедшая с директором детского сада из Челябинской области. Неужели местной прокуратуре больше нечем заняться, кроме как отправить одинокую мать за решетку из-за трех тысяч рублей?

Потеряла кормильца, работу и доброе имя

«С болью в сердце пишу Вам это письмо. Меня зовут Юля Жаркова. Я депутат сельского поселения и до недавнего времени заведовала детским садом №13 в своем родном селе Половинка Увельского района. Я родилась и выросла в этом селе и районе, с детства мечтала сделать его лучше. В 2011 году стала заведовать детским садом. Что еще мне было нужно для счастья, ведь у меня была любимая работа, любимый муж и мои дети. Но, видимо, моему счастью не суждено было длиться вечно», — так начинается письмо матери, находящейся в отчаянии. Мы связались с Юлией, и она рассказала свою историю. Пять лет назад в страшном дорожно-транспортном происшествии погиб ее любимый муж.

— Я думала, что не переживу эту потерю, но мне нужно было жить дальше ради детей, им нужна была сильная мать, ведь никто, кроме меня, их не поднимет на ноги. Моим сынишкам сейчас 10 и 6 лет.

После трагедии Юлия всю себя посвятила воспитанию детей и работе. Чтобы обеспечить сыновьям достойное существование, приходилось дополнительно приобретать новые навыки для дополнительного заработка.

— С устного согласия своего руководителя в период с седьмого по девятое ноября 2018 года я обучалась на семинаре по технике массажа, а контроль над рабочим процессом вела дистанционно. С руководителем мы согласовали, что эти три дня я возьму в счет будущего отпуска, отгуляю потом на три дня меньше… Соответственно, рабочие часы в табели учета рабочего времени за эти три дня были проставлены, и мне была выплачена заработная плата. За период моего отсутствия детский сад работал в обычном режиме, вечерами я разбирала рабочую почту.

Через месяц после возвращения на работу Юлию ждал «сюрприз». Ни много, ни мало — прокурорская проверка. На директора поступила анонимная жалоба, которую Юле не показали, но сообщили, что основная претензия — работа в одной организации вместе с родственниками. Дело в том, что в этом же детском саду работал ее родной брат. Кроме того, каким-то «чудесным образом» о трехдневном отсутствии директора прокуратуре уже было известно, как и о том, что она в рабочее время прошла массажные курсы. В ходе проверки было выяснено, что ее короткий отпуск официально не оформлен и она задолжала государству целых три тысячи рублей.

Одинокой матерью занялись следователи.

— Я и не думала, что сотрудники прокуратуры признают мои действия преступными. Но когда я была приглашена для дачи пояснений к следователю, то была шокирована, узнав о том, что, по мнению прокуратуры, я мошенница, незаконно получила излишнюю заработную плату в размере трех тысяч рублей и меня могут осудить за совершение тяжкого преступления по ч. 3 ст. 159 УК РФ («Мошенничество». — Авт.). Я, конечно, не обладаю специальными знаниями в области юриспруденции, но расхитителем государственных средств себя не считаю, зарплату, выплаченную мне, я заработала честно. По требованию прокурора меня отстранили от работы, значит, уже признали виновной без суда и следствия, оставив мою семью без средств к существованию. По этой причине мне приходится теперь часто ездить на допросы к следователю, знаете, каково это — ощущать себя в роли преступника.

Изучив дело Юлии Жарковой, следователь принял решение об отказе в возбуждении уголовного действия в связи с отсутствием состава преступления. Однако прокуратура отменила это решение. В свою очередь, Юлия подала на прокуратуру в суд…

— Я не знаю, как дальше сложится вся моя жизнь и жизнь моих детей, если у меня будет судимость. Я не смогу найти себе достойную работу в соответствии со своим образованием, чтобы обеспечивать семью. Все это скажется на моих детях… Они и так пострадали от того, что растут без отца, а если еще и мать посадят как воровку, что с ними будет?

Недавно Юлия написала письмо Президенту России. Она не знает, есть ли у нее надежда восстановить свое доброе имя и вернуться на работу. Говоришь с ней — в голосе безысходность и тревога за детей. В селе все друг друга знают, она стала замечать косые взгляды людей и шепот за спиной. Коллеги поддерживают бывшего директора, но лишь устно, ведь, по мнению Юлии, все боятся за свои рабочие места. Одинокая мать в отчаянии, и помочь ей некому.

— Я засыпаю с этими мыслями и просыпаюсь со страхом. Если бы существовала смертная казнь, то лучше бы меня с моими детьми расстреляли, так никто бы не мучился. Я думаю, что не заслужила таких карательных мер, требуемых прокуратурой в отношении меня. Борются с такими незащищенными людьми, как я, вместо того чтобы выявлять реальные крупные факты коррупции, процветающие повсюду. На мой взгляд, за счет таких, как мы, ведомства поправляют свои статистические данные по борьбе с коррупцией, и неважно, украл ли чиновник несколько миллионов, прибрал ли себе в собственность земельные участки и заводы, или, как в моем случае, три дня в рабочее время отсутствовал на рабочем месте, — все действия будут расценены одинаково.

Страх за детей

Юля недоумевает, кто мог быть автором анонимки, надломившей ее жизнь. С коллегами отношения хорошие, руководство к ней никаких нареканий не имело. Но и следователь, и адвокат уверены, что Юле кто-то решил отомстить. Возможно, на нее затаил обиду глава администрации сельского поселения, где она является депутатом. В прошлом году по его распоряжению было вырублено несколько многолетних ив, которые украшали улицу и отделяли пешеходную часть от болота. Юлия как депутат получила много жалоб от населения и на общем собрании резко высказалась в адрес главы. Тогда односельчане предупредили ее, что она нажила себе врага. Действительно, предыдущая жалоба в управление образования была от него — на то, что Юля часто берет больничный по уходу за детьми. Руководитель администрации также назвал в этом обращении несуществующий салон красоты, где Юлия якобы подрабатывает.

— Мы можем только строить предположения, — считает Олег Суханов, адвокат Юлии, — но тут явно дело рук недоброжелателей. Ее отстранили от работы, хотя уголовное дело не возбуждено. Это произошло по требованию прокуратуры, с которой моя клиентка сейчас судится. На мой взгляд, у нее есть все основания для восстановления в должности. Следователь отказался возбуждать уголовное дело за отсутствием состава преступления, в ответ на это прокуратура отменяет его решение. Статья, на которую прокурор опирается, очень серьезная, она может подразумевать наказание в виде лишения свободы сроком до 6 лет. О том, что это одинокая мать двоих детей, никто задумываться не станет. Суд не принимает во внимание личные обстоятельства.

Давайте на секунду забудем о том, что Юлия — сотрудник сферы образования, и вспомним, что она воспитывает двоих сыновей. Одна, лишившись кормильца. О том, что горя на долю этой женщины выпало уже предостаточно. Трагическая гибель мужа надолго выбила ее из колеи, но ради детей она нашла в себе силы жить и работать. Подумаем о том, как трудно сейчас этой семье, в которой мама потеряла работу. Как днем и ночью эту женщину мучает страх за будущее сыновей. Как сложно ей держаться и продолжать борьбу. И вот представьте: на одной чаше весов мать с детьми, а на другой — три тысячи рублей. Три. Тысячи. Рублей. Эта сумма сопоставима с тем психологическим стрессом, который она испытывает? В ситуации, когда ей, наоборот, нужна поддержка, защита и уверенность в завтрашнем дне. Она бы заплатила «этот долг» государству, да только тем самым признает свою вину.

Рассказывает бывшая коллега Юлии воспитатель Ираида Лыткина: «Юлия Жаркова — отличный руководитель. Она пришла в 2011 году и буквально восстановила его из пепла, в сказку превратила. Несколько раз подряд дошкольное учреждение получало статус «Садик года». Юлию мы знаем как очень ответственного человека, тщательно выполняющего свою работу».

«Сложно предположить, но, возможно, в этой истории сыграли роль родители, — добавляет директор соседнего детского сада Зоя Решетникова. — Недовольные ведь есть всегда. У нас много должников по оплате, публика очень разная. Сделаешь замечание про долг — обижаются».

В данный момент Юлия безуспешно находится в поисках работы, говорит, что увольнение по статье совсем перекрыло ей кислород:

— На работу с такой записью меня никуда не берут. Я сейчас дома, получаю пособие на детей — 17 200 на двоих. Теперь, будучи безработной, я и на себя оформила пособие по потере кормильца, буду получать еще и его. Ежемесячно мне выплачивает по решению суда 11 тысяч рублей виновник аварии, в которой погиб мой муж. Вот и все, чем я располагаю. А приходится выплачивать кредит за недостроенный дом — его строительство началось, когда муж был жив. Не знаю, как поднимать детей…

Комментирует юрист Оксана МИХАЛКИНА:

«В последние годы участилась практика преследования неугодных лиц путем возбуждения уголовного дела. Это, как правило, связано с бизнес-сообществом, и инициаторы процесса с помощью психологического давления, карательных санкций, ареста подозреваемого в совершении преступления добиваются своего. В данном случае прокурор явно превышает полномочия. Отмена решения следователя о возбуждении уголовного дела — это серьезный шаг. Кроме того, если рабочие дни в табели директор проставляла себе сама, то это действие подпадает скорее под 292-ю статью УК РФ о подлоге, и это более мягкий вариант, чем статья о мошенничестве, по которой хотят возбудить уголовное дело. Если прокуратура все же добьется своего, то, поскольку сумма незначительная, есть возможность добровольного погашения ущерба и выплаты штрафа. Если же ситуация будет развиваться по более жесткому сценарию, то в любом случае одинокой матери двоих детей дадут отсрочку от отбывания наказания до взросления детей. Но отмечу, что здесь речь идет о вопиющем случае, который требует вмешательства и привлечения внимания общественности. Такая модель преследования распространена в бизнесе, но чтобы на директора детского сада в данных обстоятельствах заводить дело — такого в моей практике не было. В Москве и Подмосковье подобные ситуации исключены, Но, поскольку речь идет о глубинке, нужен широкий резонанс и огласка».

Источник

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели