Генерал КГБ обиделся на корреспондентку за предложение секса по телефону

Весьма «интимная» тема — контроль за «Московским комсомольцем» со стороны органов госбезопасности. Некоторыми пикантными подробностями, относящимися к советскому периоду и первым перестроечным годам, с нами поделился один из чекистов-ветеранов — полковник в отставке, бывший сотрудник 5-го «идеологического» управления Комитета государственной безопасности СССР Дмитрий Ковалев.

— Отношения с «Московским комсомольцем» у нашей организации складывались сложно. В 1980-е годы эта газета была среди самых «читаемых-почитаемых» на Лубянке. Даже высокое начальство обязательно знакомилось с «жареными» статьями и заметками, напечатанными в очередном номере «МК». Каждое утро на Лубянку фельдъегерем прямо из типографии доставляли штук десять экземпляров свежего выпуска «Комсомольца», и секретарша разносила их по кабинетам наших генералов.

В составе нашего 3-го — «молодежного» — отдела имелось 4-е отделение, сотрудники которого отвечали за средства массовой информации, в том числе и за «МК». Был даже специальный сотрудник, отслеживающий все, что публиковала именно столичная «молодежка». За казенные деньги этот офицер оформлял годовую подписку на газету и с утра пораньше тщательно штудировал свежий номер, выбирал из него «злобные» публикации, перепечатывал их и относил 1-му заместителю начальника Управления «З» — защиты конституционного строя — КГБ СССР.

Получалась такая явная перестраховка: у генерала на столе оказывались и газета с «сомнительной» статьей, и ее машинописная копия, сделанная сотрудником управления. Насколько я мог судить по собственным наблюдениям, генерал предпочитал работать именно с машинописным текстом: он был явно горд, что получает информацию из первых рук.

Читали «МК», что называется, по долгу службы и многие другие сотрудники. Я, например, будучи начальником правового отделения Управления «З», каждое утро по пути на работу в подземном переходе под Лубянской площадью на свои кровные покупал свежий номер «Московского комсомольца», чтобы успеть хотя бы бегло просмотреть публикации перед утренним совещанием. А в 9.00, как положено, была летучка у генерала, где эмковские статьи и заметки довольно часто фигурировали.

Помню, например, случай из горбачевских времен. Обсуждали мы вопросы, связанные с проблемой Нагорного Карабаха, с ситуацией в Грузии, еще другие актуальные темы… В какой-то момент один из коллег обращается к начальству: «Товарищ генерал! По моей информации, Горбачев вчера встречался с президентом одной из стран. И глава нашего государства высказал мнение по вопросу, который мы только что обсуждали…» Далее прозвучал дословно текст из свежего «Московского комсомольца».

Однажды пересеклись наши пути с нынешним главным редактором «МК» Павлом Гусевым. Было это на самом излете существования ВЛКСМ. Мне довелось присутствовать на заседании Московского городского комитета комсомола, куда руководство столичных комсомольцев решило вызвать главреда «МК» для «проработки». Павлу Николаевичу стали объяснять, что газета под его началом недостаточно активно, ярко и выразительно проводит в жизнь «линию партии и правительства, направленную в молодежную среду», раздавались и еще более общие обвинения в «безыдейности» «Московского комсомольца»…

Гусев принял критику достойно, лишь побагровел лицом. Выслушав все высказанные в адрес «МК» претензии и обвинения, он сказал коротко и ясно: «Ребята, у моей газеты миллионный тираж. Нас читают от Калининграда до Владивостока!..» Немая сцена. Занавес… Этот вызов главного редактора «МК» «для проработки» в высокие комсомольские инстанции выглядел, на взгляд стороннего наблюдателя, комичным.

Была в первые постсоветские годы весьма шумная история, связанная с одной из скандальных публикаций «МК». Там вышла статья молодой корреспондентки Вики Сарыкиной «Секс по телефону», которая привлекла всеобщее внимание. В процессе подготовки материала получилась анекдотичная «накладка»: Виктория наугад набирала несколько телефонных номеров и предлагала поднявшим трубку мужчинам секс по телефону. На беду, среди абонентов оказался ветеран КГБ, друг нашего генерала… Утром в день выхода статьи я уже стоял в приемной своего начальника на Лубянке. Генерал был краток: «Чтобы я об этом Гусеве, об этой девчонке с их газетой больше не слышал!»

Надо сказать, что к тому времени сотрудникам «идеологического» управления уже было абсолютно ясно, что с учетом изменившейся обстановки в стране давить на журналистов «МК» без толку. Однако хотя бы какие-то действия после генеральского распоряжения предпринять было необходимо.

Сарыкина в то время училась на заочном отделении журфака в МГУ. Через деканат я узнал координаты и вышел с ней на «мнимый оперативный контакт» — есть у нас такая служебная формулировка. При этом Вика даже не догадывалась, что я с Лубянки. Дело в том, что в то время я по роду службы курировал два крупнейших московских вуза — МГУ и Университет дружбы народов — и потому имел «легенду прикрытия»: у меня было удостоверение сотрудника журфака.

Прошло еще немного времени, и Вика Сарыкина разразилась новой «жареной» статьей из той же серии: «Секс на работе». На сей раз генерал был еще более суров: «Тебе что, служба в органах надоела?!» А начальник отдела кадров, куда я также был вызван, устроил настоящую «промывку мозгов»: «Вы как руководитель подразделения, которое отвечает за выявление, предупреждение и пресечение акций идеологической диверсии главного противника, направленных в среду советской молодежи, обязаны…» Выходя от кадровика, я прекрасно понимал, что вопрос о моем увольнении стоит очень остро. Но, как порой бывает в жизни, спас случай.

Буквально через день в «МК» появилась большая публикация обозревателя Льва Колодного о Феликсе Эдмундовиче Дзержинском. Статья была более чем содержательная. Колодный раскопал такие данные о ФЭДе, о которых даже мы, ветераны Лубянки, до той поры не слышали и не знали.

Гнев генерала был неописуем. Начальник нашего 4-го отделения, получив от него грандиозного «фитиля», переадресовал претензию мне: «Когда же ты уберешь наконец этого Гусева, да и Колодного заодно?!!»

И вот тут впору вспомнить старую мудрую пословицу: не было бы счастья, да несчастье помогло. Ополчившись на автора статьи о Дзержинском, наши начальники в пылу гнева совсем забыли о вчерашней «обидчице» — Сарыкиной. А эта новая проблема уже была не про мою честь: ведь я в ту пору отвечал за работу со студентами МГУ и РУДН (именно в качестве студентки университета была мне поручена Вика Сарыкина), а вот скандал с газетной публикацией Колодного должны были «разгребать» другие сотрудники, ответственные за это направление…

Источник

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели